Портал 'Миф'

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
июля 18th, 2018, 3:21am

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
Форум портала «Миф» « Сицилия: Этна »

   Форум портала «Миф»
   Научный форум
   Уголок путешественника
(Модераторы: Mim, Liberis, murysia)
   Сицилия: Этна
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать
   Автор  Тема: Сицилия: Этна  (Прочитано 3631 раз)
Morwen

*



Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль

Сообщений: 14
Сицилия: Этна
« В: февраля 3rd, 2006, 10:15pm »
Цитировать Цитировать Править Править

История нашего путешествия на Этну началась задолго до того, как я в первый раз выбралась за границу. И даже задолго до того, как я  закончила школу. Началась она еще до того, как я научилась читать.
Собственно, мне еще в весьма дошкольном возрасте рассказали о том, как Земля устроена, что глубоко-глубоко у нас под ногами есть раскаленное ядро Земли, и жидкая магма, в которой оно плавает (пусть и не совсем верно, зато образно и доходчиво), и она иногда вырывается на поверхность через огнедышащие годы под названием «вулканы».
История показалась захватывающей, и некоторое время я регулярно донимала домашних требованиями рассказать мне «про вулканы» очередной раз, выуживая из них описания вулканических извержений, древних катастроф и чудесного полуострова Камчатки, где вулканы встречаются ну буквально на каждом шагу.
Так что названия «Помпеи» и «Кракатау» прочно встали для меня в тот же ряд, что «Красная шапочка», «мушкетеры», «пираты» и «Ну, погоди».
Последовательно попадавшие мне в руки «Детская энциклопедия», журналы «Юный натуралист», «Вокруг света» и передача «Клуб путешественников» подогревали этот интерес, подбрасывая мне время от времени описания дальневосточных заповедников, вулканологических экспедиций и красивых фотографий или съемок. Однажды я даже задалась вопросом, не стать ли вулканологом… но, выяснив, какое количество точных наук придется для этого изучить, я решила, что это, увы, не по мне.
Следующим событием стало обретение году так в 90-м роскошного издания книги вулканолога Гаруна Тазиева.  
Инженер по образованию, успевший в молодости поучаствовать во французском Сопротивлении, он уже в зрелом возрасте поехал по каким-то делам в Африку, стал свидетелем извержения вулкана… И пропал человек. Очаровался. Сперва прославился великолепными снимками извержений, а затем сделался одним из самых активных полевых вулканологов в мире… Если, конечно, верить его собственным словам. Впрочем, источников и хороших книг по теме так немного – почему бы и не поверить?
Во всяком случае, он, в отличие от подавляющего большинства своих коллег, еще и умел писать. Просто и понятно рассказывая о таких вещах, о которых другие пишут строго научные статьи, не утруждая себя объяснениями для невежд.  
Вот одна его книга и познакомила меня с Этной – а еще со множеством других вулканов, включая антарктический Эребус и многочисленные африканские. Вулканов вообще оказалось даже больше, чем я думала…
Впоследствии у нас издавали и другие книги Тазиева – о начале его карьеры вулканолога, и о плавании с Жак-Ивом Кусто по Красному морю. (Перечислить все книги, дать ссылку). Но к этому времени появились и другие интересы, попасть за границу стало легче, но дорого, да и Камчатка отгородилась финансовым барьером такой величины, что впору вспоминать о «железном занавесе»…
И, тем не менее, когда появилась возможность попасть в Италию, первое, что я сказала, было – «Сицилия, Этна». То есть да, конечно, Рим, конечно, искусство, конечно, греческие и римские памятники, конечно, раскопки Помпей еще есть.… Да только Везувий, знаете ли, спит с 40-х годов 20 века.  
Вот туда они заводят, детские сказки. Хорошо, что я спокойно относилась к историям о покорении Антарктиды и Арктики! J
 Ну, а поскольку Сицилия интересна не только Этной, а и теми самыми греческими древностями, природой и старинной архитектурой, мое предложение было принято с энтузиазмом.
Итак, мы изучали Катанию и окрестности, ожидая, когда улучшится погода. Поскольку были последние дни сентября, сицилийское побережье оказалось очень приятным для северных путешественников, и не стало мучить нас жарой, зато наверху все было укутано в облака, а прогнозы в интернете сулили облачность, прохладу днем и весьма холодные ночи. Однако местные нам сообщили, что наверху, выше облачности, скорее всего, будет ясно.
Так что на следующий день после Таормины, увидев утром от вокзала чистое небо и очертания вершины, мы предприняли свой предварительный набег.
На Этну ходит автобус. Идет он один раз в день, от самого синего моря… то есть, конечно, от вокзала, а вокзал-то – почти на самом берегу… А берег в городе Катании представляет собой сплошь черные лавовые обрывы и нагромождения.  Та самая лава, которая дошла до моря в 1669 году.
А в то утро мы добрались до ее источника.
Городок Николози расположен на высоте около 1000 метров над морем, и гордо именует себя «Южными вратами Этны». Во-первых, он крупнейший на этой высоте, во-вторых, чуть выше него уже начинается Национальный парк Этны. Крупных поселений там не встречается, только отдельные участки земли. Разумеется, не в национальном парке дело – просто обычно извержения происходят именно в вершинной части Этны, не затрагивая обширное густозаселенное подножие.
Но одно из страшных исключений возвышается прямо над Николози.  
Классическая модель вулканического извержения, которую описывают в учебниках географии – вершинный кратер, изливающий лаву – применима далеко не ко всем вулканам. И не к Этне. На ней вообще большая часть извержений происходит на склонах горы, преимущественно в ее верхней части. Под напором магмы изнутри раскрываются обширные трещины, из нижней части которых изливается лава, а по ее длине взрывы вулканических газов нагромождают конусы из шлака и вулканических бомб, зачастую не один, а несколько.
В недоброй памяти 1669 году склон буквально лопнул, открыв трещину длиной в 20 километров, начинавшуюся от вершинного кратера. Ее нижняя часть дошла до высоты всего 1000 метров над уровнем моря, и оттуда с огромной скоростью излилась лава.
Вопреки опять же, распространенному представлению, вулканические лавы часто распространяются совсем медленно – это зависит от их химического состава, а от удаленности от источника. Чем дальше лава от кратера, тем шире разливается  и медленнее движется. Однако здесь лава вышла низко, начальная скорость была большой, иссякать этот поток не собирался. На то, чтобы достигнуть Катании, ему понадобился месяц. При этом поток разлился широко, опустошая всю округу, уничтожив множество маленьких городков. Горожане попытались остановить уже сильно замедлившийся лавовый поток, укрепляя стены города, и даже смогли задержать его на несколько дней.  Но, скопившись, лавы  обрушили городскую стену в нескольких местах и медленно, но верно залили весь город, а затем заполнили  катанийскую бухту с ее замечательным лавовым молом, благодаря которому здесь и образовался крупный торговый порт и город…  
Нынешняя линия берега отстоит от прежней на километр. Стоявшая когда-то на берегу крепость Кастелло Урсино, как я упоминала в описании Катании, оказалась далеко в глубине города…
Сейчас боковой конус Монти-Росси, выросший на месте выхода лавы в тот раз, показывают всем туристам. Он возвышается над Николози – покрытый сосновым лесом, двухголовый, правильных очертаний, такой домашний и неопасный…
Собственно, он действительно не опасен. Боковые кратера, если можно так выразиться, «одноразовые», трещина под ними намертво заполнена застывшей лавой.
Мы поднялись пешком через городок и вскарабкались на этот конус.
Его подножие огибает справа застывший язык лавы. Не знаю, относится ли он к достопамятному извержению, создавшему Монти-Росси, или  это более поздний лавовый язык прошел мимо. Скорее, последнее: чуть выше конуса, среди домов, были видны пустоши, где горбатились лавовые нагромождения… Кстати, это была первая встреча с нетронутым застройкой выходом лав, и она сразу показала себя во всей красе. Нужно было одолеть край потока (остальное скрыли шоссе, дома и участки), чтобы пройти к подножию конуса.
Удовольствие еще то! Здесь не было ни единого ровного места, пористая пемзово-шлаковая поверхность крошилась под ногами, требуя передвижения скорее на четырех конечностях, чем на двух. В противном случае предоставлялся реальный шанс испробовать на собственной пятой точке наждачные свойства этой ржаво-коричневой  терки.
Подножие и склоны Монти-Росси, в противоположность ей, для передвижения довольно  удобны.  С самого начала они были ровными, поскольку все, что из кратера выбрасывалось, рассыпалось и распределялось согласно законам физики.  Конечно, получился весьма крутой уклон, но легко преодолимый зигзагом. При этом от солнца укрывают пушистые и восхитительно пахнущие сосны.  
Снизу Монти-Росси кажется двумя вершинами, на самом же деле это один конус, окружающий глубокий кратер, просто его склоны так своеобразно заостряются по бокам – этакими двумя рогами. На одном из них водружен металлический крест, с которым почему-то соседствует наблюдательная будка – то ли работника национального парка (здесь? почти посреди городка?? хм…), то ли… ну, честно говоря, ничего другого просто в голову не пришло.
Под ногами хрустит. Шлак и кусочки пемзы – я знаю из книг, что здесь есть и то и другое, но отличить их трудно. Кратер можно обойти по краю и выйти на вторую вершину – более открытую и обнажившуюся. Почему-то она отличается от первой – та темно-серая, а эта – светло-коричневая. Здесь выплывают из шуршащей поверхности светло-песочные слои уже несомненной – на вид и ощупь - пемзы. Отсюда виден уходящий вниз огромный склон, застроенный и засиженный человеком плотно-плотно.
Когда мы сюда ехали, это выглядело так: дорога  даже не выходит, а выдирается за пределы города, с облегчением пытается растечься в нормальное шоссе, иногда ему даже удается им пробыть километр-другой, но тут оно упирается в очередной городок, и снова втискивается в узкие улочки шириной ровнешенько в две машины….  
В другую сторону картина наконец-то меняется. Здесь еще довольно много крыш, но они уже тонут в зелени, а там и сям возвышается множество таких же боковых кратеров как тот, на котором мы стоим. Они  покрыты лесом, одни повыше, другие совсем невысокие.  Я пытаюсь разглядеть остатки огромной трещины, которые, как утверждал в книге Тазиев, были еще заметны кое-где, но среди ближних построек и дальше среди волнистого зеленого  склона и теней от облаков, ничего похожего различить нельзя. Вместо этого мы разглядели коричневые ленты относительно свежей лавы (относительно – значит не старше 50-60 лет, срока через который этнейские лавы достаточно выветриваются, чтобы начать зарастать травой и кустами). Возможно, это даже были лавы  последнего извержения двухгодичной давности….
А вершина от нас опять скрылась! Пока мы сюда добирались, ее снова закутало в облака. Вредная!  
Мы сделали привал на той стороне Монти-Росси, что обращена к горе, и просидели полчаса в тишине, наблюдая за переползающими тенями облаков на склоне и зеленых конусах. Над нами светило солнце, но вершина упорно пряталась в дымке.
Ну не сама же она ее накурилаHuh
Облазив Монти-Росси, мы отправились на поиски намеченной жертвы – местного кемпинга. Несмотря на учиненные в Николози расспросы, так и не удалось выяснить, насколько удобно было бы заночевать в палатке прямо наверху. К тому же мы сильно сомневались, что высоко на горе много находим и увидим с полным грузом… Ночевать же на лавовых полях, или что там есть, при ночных температурах, близких к нулю и возможном дожде и ветре… Словом, сведений у нас было недостаточно. Так что мы окончательно остановились на варианте с кемпингом. Собственно, он тоже предполагался с самого начала…
Кемпинг нашелся непосредственно у подножия Монти-Росси – только с другой стороны. По закону подлости, мы уже спустились, и обошли полконуса пешком. Получился разительнейший контраст: с той стороны оказались огороженные бетонным забором стоянки, какая-то спортивная площадка и, тоже огороженная, заросшая сорняками лавовая пустошь, напомнившая нашу же фотографию в стиле «русский дзен» с огороженным болотом. Этот безрадостный пейзаж в таком замечательно месте изрядно подпортил настроение. Да еще и кемпинг обнесли за каким-то чертом высокой оградой с колючей проволокой, завешенной зеленой маскировочной сеткой!
Впрочем, вид кемпинга изнутри нас утешил. При всей благоустроенности он оказался приятным, и зарос местной пушистой сосной. Площадки для палаток и машин усыпал слой длинных старых игл, под которым прятался все тот же слежавшийся черный шлак и пепел. И пахло здесь все же сосной, а не машинами.  
Пространство оказалось разбито на этакие ячейки, располагавшиеся иногда на разной высоте. Посреди кемпинга возвышался двухэтажный корпус с баром, душами, туалетом и чем-то еще на втором этаже, куда мы так и не заглядывали. Не до того оказалось. А позади строения, прислонясь прямо к склону, который начинается очень резко, пряталась печь для готовки еды на открытом воздухе.  
Вечер мы потратили на прогулки, а рано утром следующего дня стартовали на вершину. Не пешком, а, как положено честным чайникам – на автобусе.
*
 
С утра погода обещала быть хорошей, и прятавшаяся прежде темная вершина Этны открылась во всей красе. Мы любовались ею в ожидании автобуса. Наконец, он все же появился, подобрал нас и двинулся дальше.
Городок закончился, но не закончились дома. По сторонам мелькали домики с участками – то ли виллы, то ли чьи-то маленькие фермы. Встречались то и дело заброшенные и уже зарастающие размеченные участки и на них – старые дома под черепичными крышами.  
Раньше это была сельская местность, здесь растили виноград, лимоны и чуть не все, что угодно, а теперь переключились на обслуживание туристов. Больше половины населения того же Николози работает на обслуживание туристов, и многие «ездят на работу» - на Этну. А еще, похоже, здесь расположены многочисленные  виллы состоятельных сицилийцев – все-таки на высоте в километр летом не будет такой жары, как внизу.
Дорога петляла по склону, вершина быстро потерялась из виду. Мне открывался то уходящий вниз южный склон, сплошь усеянный постройками, который терялся в синеватой дымке, то зеленые конусы и увалы наверху.   То и дело мелькали Монти-Росси, давая возможность определить, сколько именно мы проехали. Собственно, всего-то несколько километров – и нам стали попадаться все более отчетливые и свежие языки лавы. Один, бурый, упетлял куда-то вправо, уже покрытый клочьями травы. А затем дорога вскарабкалась на исключительно свежий, черно-буро-синеватый вулканический подарок.
Все тем же извержением 2002-2003 годов, весьма крупным по меркам последних лет, была уничтожена значительная часть шоссе, которое проходит по склону Этны до высоты в 2000 метров.  Спешно проложенное новое шоссе петляет по склону, то и дело пересекая новый поток, местами просто проходя по его поверхности. Мелькают срезы, сделанные при строительстве в толще лавы – и она изнутри кажется неожиданно светлой! Затем мелькнул внизу сохранившийся кусок старого шоссе – целехонький кусок хорошего асфальта, протяженностью метров тридцать, на котором даже сохранилась разметка.  Возле него – розовая крыша уцелевшего одинокого дома…  И черные каменный волны по обеим сторонам.  
Лавовый поток, по которому мы ползем, видится то гусеницей, то гребнем ящера, то волной. Над ним проползают клочья облаков – словно он еще не до конца остыл…
Потом за лавовыми гребнями мелькает трехэтажное розовое строение с пустыми оконными проемами – то ли недостроенное, то ли новое, возводящееся на самом краю черного потока. Вместо вершины открываются крупные боковые конусы: темно-серая, островерхая Монтаньола, угловатая, с острыми ребрами. Я ее знаю из книги и по фотографиям… Если не ошибаюсь, она – вовсе не вулканический конус, а просто скала. Ниже нее – зеленовато-коричневые увалы зарастающих травой склонов прорезаны темными языками свежей лавы. И совсем рядом поднимается очередной старый конус, весь в пушистых соснах. Еще бы - он самое безопасное место в этой точке склона, и эти сосны не потревожит ничто… разве что свежее извержение начнется совсем рядом.
Это никогда не исключено, просто маловероятно. Тазиев, например, ехидно не исключал, что извержение может открыться даже посреди Катании.
Во всяком случае, со времен основания у самого подножия вулкана греческой колонии Катании произошло, помимо достопамятной катастрофы 1669 года, как минимум два извержения, разрушавших этот город – в 122-121 годах до нашей эры, когда город засыпало раскаленным пеплом от близкого извержения, когда лавы достигли моря в стороне от города, и в 35 году до н.э., когда лавы до города все-таки добрались. Судя по греческим источникам, последние 500 лет до нашей эры были очень активными – лавы различных извержений несколько раз доходили до моря, случались пеплопады и землетрясения… Затем же произошло то ли затишье на вулкане, то ли пробел в летописях – в Темные века все были заняты выживанием, и народу стало как-то не до вулкана и не до записей…
О, а вот мелькает у самого шоссе крыша засыпанного старого дома. Лава прошла совсем рядом,  поэтому дом не снесло, но почти завалило скатывающимися с потока обломками.
 
Поднимаясь все выше, видим верхнюю границу серо-голубоватой дымки, заволакивающей горизонт. То ли это влажный приморский воздух, то ли – как сильно подозреваю – просто воздух грязный. Машинами сицилийские  узкие улочки и пологие склоны просто кишат… Сейчас мы как раз вровень с верхним краем этой пелены, значит, он проходит где-то на высоте полутора тысяч метров… Очень-очень жаль. Отсюда ведь должно быть видно море… Остается только угадывать, где оно начинается. Зато воздух вокруг становится все чище, очертания конусов наверху – все отчетливее. Поперек пейзажей проползают рваные облачные клочья.  
Вскоре исчезают сосны, и вокруг остаются только лавы, травы и кусты. Последний лесистый конус ушел вниз – такой зеленый форпост, лесное укрепление на штурме новых земель. Леса здесь вполне могут расти… Просто они не успевают.  
Лавы старые, рыже-салатовые, покрытые травяным ковром и кустами. Лавы бурые, усеянные клочьями трав и лишайниками. Лавы просто бурые, выветренные, но пока лысые. Лава свежая, сизо-черная…
На высоте около двух тысяч метров – большой туристический центр Рифуджо Сапьенца. «Рифуджо» - это приют. Когда-то это место было действительно альпинистским приютом – в те времена, когда на Этну взбирались в основном правильные туристы и альпинисты, те, которые ходят ногами и с рюкзаком. Но уже давно здесь построили горные гостиницы, рестораны, автостоянки, сувенирные лавки и – в 70-е, кажется, годы – канатную дорогу, превратив Этну в относительно доступный и популярный туристический объект.
Как же вулканолог Тазиев тогда плевался!
И честно объяснял почему. Шляющиеся по Этне толпы туристов глазеют на вулканологов, бесцеремонно фотографируют, мешают работать, буквально путаются под ногами – даже во время извержений. Да еще – подозреваю – это говорит собственническое чувство человека, обожающего эти дикие неуемные огнедышашие горы, исходившего их вдоль и поперек, причем во многом собственными ногами… а теперь наблюдающего, как по ней бегают всякие самодовольные личности, которых ввезут наверх, сдуют пылинки, не давая силы затратить, развернут носом к достопримечательностям и подскажут наилучший ракурс для фотографии, а потом они выпьют пива на фоне вершины и от удовольствия где-нибудь намусорят.
В общем, мы тоже весьма приближались к этой категории… Утешало то, что мусорить мы не собирались категорически.
Итак, на Сапьенце шоссе разливалось огромной автостоянкой, пробегало мимо ряда зданий туристического комплекса и уходило вниз на юго-восток, в другой туристический городок, Зафферана.
Стоянку заполняли автобусы и машины, к канатке выстроилась длиннющая очередь. Везде висели грозные предупреждения, чтобы наверху без проводника не ходили – опасность, ядовитые газы… Впрочем, уже по ходу пребывания в Италии мы выяснили, что все эти предупреждения носят характер…. Рекомендательный.
То есть, без проводника ходить не рекомендуется, но очень многие ходят. Просто по размеченным и вполне безопасным тропинкам. В национальном парке разбивать лагерь не разрешается, но тихонько и в стороне от дороги – можно… И так не только на Сицилии.  
Собственно, при желании можно обойтись и без канатки. Вот она, дорога наверх, начинается сразу позади старейшего здания Рифуджо Сапьенцы, успешно пережившего многие извержения, в том числе прошедшие совершенно вплотную извержения 2001 и 2002-2003 годов. Оба раза «приют» пострадал, в первом случае лавы прошли справа, во втором – вплотную слева, снеся в очередной раз канатную дорогу, но гостиница устояла.
Мы взвесили свои силы и поняли, что без канатки нам не обойтись. Или надо было брать палатку…
Канатка же нам явила неожиданный сюрприз. В цену билета входила, кроме собственно канатки, еще и поездка на «джипе» от верхней станции канатки (2500 метров) до местечка Торре-дель-Философо на высоте 3000 метров, и обратно. В общем, полсотни евро с носа – или идите пешком. Мы вздохнули и выложили.
Собственно, цена была даже понятна. При непредсказуемом поведении горы постройку канатки нужно было отбить как можно скорее… пока ее опять не снесло. Несколько уцелевших стоек старой канатки торчали над Сапьенцей прямо из лавового потока, напоминая о бренности жизни и непрочности всего, созданного людьми.
Мы не стали осматривать окрестности и забираться на «домашний» кратер приюта, Монти Сильвестри. Погрузились-таки на канатку и отправились.
Кстати, стены здания станции канатки украшали роскошные фотографии извержений разных лет, в том числе – последних.
Закрытые кабинки с тонированными стеклами лишили нас возможности нормально поснимать по дороге – а оттуда открывались роскошные виды.
Лавы двух последних извержений сливались в огромный единый пласт многометровой толщины, покрывший половину склона. Слева тянулся высокий гребень – то ли старых лав, то ли вздыбленного склона, покрытый пучками травы и даже цветами, и выглядящий удивительно мирно – особенно по контрасту с этим полем зазубренных драконьих спин.
 
Верхняя станция канатки – высота две пятьсот - содержит еще ресторан и гостиничку, и именуется Пикколо Рифуджо. По сравнению с буйством турбизнеса внизу, он действительно маленький. Притулились эти бетонные низкие кубики на свежем потоке лавы у подножия Монтаньолы.
Здесь желающий  народ загружали в «джипы» - серьезные машины, похожие на пассажирский вариант «Урала» – и везли еще выше.
Но тут мы решили, что ехать на самый верх – это уже верх сибаритства. А главное – сколько интересного мы наверняка пропустим!!
Не считая самого факта восхождения. В конце концов, я хотела пройтись по настоящему вулкану собственными ногами.
Кроме того, рядом справа уходил вверх склон Монтаньолы, туда еще и тропинка убегала, приглашая взобраться и осмотреться. Тем более, оттуда можно было заглянуть в знаменитую долину Валле-дель-Бове, которая является вовсе не просто долиной, а кальдерой – частью более древнего вулканического конуса, предшественника теперешней горы, разрушившего самого себя в катастрофическом извержении….
 
Это место было уже сплошной и окончательной лавовой пустыней.  Скудно поросший травой пепловый гребень остался внизу. Здесь перед нами были только лава и свежий пепел. Черно-бурый, черно-синий цвета и все оттенки серого. По склонам прогуливались рваные клочья серых облаков. За Монтаньолой и примыкавшим к ней сверху конусом поменьше – впоследствии карта нам поведала, что это – создание извержения 2001 года – клубилась плотная, хорошо взбитая облачная масса. Мы с огорчением заподозрили, что кальдера от нас решила спрятаться…
Под ногами – сплошная масса пористых крупинок, черного, серого, бурого цветов, всех размеров – от песчинок до крупных кусков и вулканических бомб включительно. Пепел, шлак, пемза и измельченные взрывами куски застывшей лавы… Они слеживаются в плотную поверхность, довольно удобную для ходьбы. Везде, кроме тропинки, где он старательно перемешан сотнями ног.  
Стоило подняться немного повыше – и нам открылось роскошное зрелище: вершинные конусы – их теперь целых четыре!!! – и конусы последнего извержения. Видно, откуда вырывалась и расползалась вся эта масса лавы – вон, перелилась через стенку той чаши, у подножия конуса…
Ага, именно у подножия. Потому что - трещина в склоне, потому что газы рвутся наверх, а освободившаяся от них раскаленная река выльется из нижней точки, пока выше нее газы будут взрываться и громоздить сами себе памятник из шлака и пепла, а то и несколько…
Небо повыше шляющихся облаков было пронзительно-чистым, что-то белело на краю левого вершинного конуса, безостановочно текла по склонам застывшая река, и на этом фоне одиноко торчала на монтаньольском склоне зеленая стойка давно сгинувшей канатки.
Мы резво вскарабкались на открывшийся склон, после чего оказалось – это лишь первый уступ. Место было исхоженное, интересное, виды открывались роскошные, а где-то слева и внизу даже что-то интригующе курилось.   В результате, курилка победила. Мы сошли с тропы и отправились туда.
По дороге преодолели «развалины погибшей цивилизации» - остатки тех самых стоек канатки. Невыразимо тоскливое зрелище… В результате спустились в седловину между Монтаньолой и новым конусом, а в ней приютился небольшой кратер и неспешно курил.  Навстречу нам прошли несколько человек, которые только что его благополучно осмотрели. Я цинично подумала – это, как и обилие следов и прочих признаков пребывания человека, означает, что курится он обычным паром, а не всякими ядовитыми дымами.  
Ощущение какой-то нереальности – под твоими руками теплая земля, сквозь которую сочится теплый пар. Внутри – влажнее и горячее… Из кратерочка тянулась в сторону Валле-дель-Бове  слегка присыпанная пеплом волнистая «дорожка» - застывший лавовый ручеек всего в несколько метров шириной. Видимо, дальше он нырял с обрывистого склона в долину. Его можно было потрогать…
Потрогать вулкан. Собственнолапно.
Плотную пепловую поверхность вокруг кратерочка усеивали вулканические бомбы. Настоящие, округлые, довольно светлые. Они оказались слоистыми, и будто полувылупившимися из рваной серой кожуры.  А когда мы рассмотрели поближе, обнаружили, что на них сидят божьи коровки.
Откуда здесь вообще взялись насекомые, здесь абсолютно лысо и голо? Может, их снизу заносило ветром, и они, спасаясь от холода, заползали на нагретые камни?? Не знаю…
По контрасту с абсолютно марсианско-лунным пейзажем – даже жутковато. Совершенно первобытная, свежеобразованная планета, временами заволакиваемая облаками…
И ведь совсем свежеобразованная! Конусу и кратерочку у нас под ногами напоминаю, четыре года…
И действительно, заволакиваемая. Облачность сидела в долине, как мороженое в чашке, громоздясь над стенками, и с нее, облачности, стекали клочья, проползая в нашу сторону и тая. Временами плотная масса чуть отступала, открывая уходящие вниз обрывистые стенки. Все.
Мы бродили по «лунной поверхности» и добрели до замеченной сверху тропы. Отмеченная по краям полосками яркой полосатой пленки, обвязанными вокруг камней, и просто приметными цепочками камней, тропинка выныривала откуда-то справа из долины – или только из-за Монтаньолы? – и мимо конуса уходила налево и вверх, в сторону петляющей далеко на склоне дороги. По ней как раз проползал очередной белый «джип».
Необходимость разметки тропинки мы осознали очень быстро. И вообще, нам изрядно повезло. Потому что едва мы на ней осмотрелись, как с облачной массы, близ которой мы так мило прогуливались, стек здоровенный язык и мягко наполз на нас. Благополучно поглотив небо, склон Монтаньолы, конус и прочую окружающую действительность дальше десяти-пятнадцати метров.
Мы осознали и прониклись. Солнце тоже делось: вместо него остался светящийся кусок серой массы, примерно в четверть небесного свода. Утихли звуки, стало сыро и прохладно, осталась только черная земля, тропа под ногами…
…ну и сознание того, что это не просто гора, а еще и действующий вулкан.
Я занервничала. Хоть я и сама видела направление тропинки – курс на дорогу – мне очень не хватало уверенности, что она с этой дорогой все-таки соединяется…
Ох, хорошо бы мне было, если бы нас застало на склоне – без тропы! - или в седловине… Потому что там оставалось бы сесть и ждать когда пелена соизволит развеяться, а это куда неприятнее.
В памяти тут же всплыли красочные описания тазиевских блужданий в этнейских туманах. Правда, происходили они зимой, что несколько утешало…
Словом, по тропинке вверх по склону я шла очень быстро. И потом была уверена, что мы там провели не меньше получаса, хотя на самом деле – минут десять-пятнадцать, не больше. Потом мы ее в какой-то момент чуть не потеряли на неровном склоне…
Честно признаюсь, что, когда налетевший ветер размел облако, и оказалось, что мы в тридцати метрах от края дороги, а чуть выше по склону тропа и вправду с ней пересекается – еще минута, и мы бы все равно на нее вышли – я выбежала на этот край, перевела дух и плюхнулась на землю.
В белой пелене мне оказалось натурально страшно… если бы не Слава, совсем бы распсиховалась, наверняка.
 
Дальше мы уже придерживались дороги, все равно она вела, куда надо. Сходить с нее после облачного эксперимента не очень хотелось, а ближайшая тропинка в нужном направлении виделась изрядно вдалеке. Так что мы передохнули, для поддержания сил в минуту уговорили больше половины припасенной шоколадки и отправились. Через некоторое время нас опять накрыло пеленой – еще более плотной и влажной. Стоя на расстоянии протянутой руки друг от друга, мы видели проносящиеся между нами нежные серые клочья и полупрозрачные волокна. Протянув руку, можно было поймать кусочек облака – он оседал в ладони крупными каплями влаги…
 
Время подъема я не засекала. По-моему, шли ну очень долго. Причем давала о себе знать высота – мышцы периодически устраивали забастовку и работать отказывались, хотя одышки ярко выраженной не было, что даже странно. Мне есть с чем сравнивать, я помню, как ползла по склону Эльбруса к тогда еще целому «Приюту одиннадцати», свесив язык и переводя дыхание через каждые десять шагов – это в пятнадцать-то лет! То ли разница широт сказывается, ведь Этна гораздо южнее, то ли нет еще такого явления на высоте всего в три тысячи…
Верхней точкой, до которой довозят туристов, было местечко Торре-Дель-Философо – «Башня Философа». Сколько-то лет назад оно было холмом, названным в честь древнегреческого  ученого Эмпедокла из Акраганта – сицилийского города, который сейчас называется Агридженте. Он пытался создать учение о четырех стихиях и по преданию, не раз поднимался на Этну, пытаясь понять ее устройство…  
«Башня Философа» когда-то была холмом, находившемся в ту эпоху на краю большого центрального кратера. Сохранилось предание, что Эмпедокл приказал воздвигнуть на нем убежище в виде башни для наблюдения за извержением… С тех пор не стало ни того кратера – он заполнен, и над этой равниной возвышаются новые вершинные конусы, ни – недавно – холма.  
И вот что забавно: когда в 70-е годы на этом месте пытались построить высокогорную гостиницу – хотя не понимаю я попытки строительства в таком месте! – то, копая котлован, обнаружили остатки древней постройки! Несомненно, древнегреческой, но уже нельзя было понять, был ли это храм или действительно, остатки башни…
Гостиница в этом беспокойном месте, однако, не прижилась. Тазиев писал: «Этот бетонный параллелепипед с дверями и ставнями так и не принял ни одного постояльца. Он служит лишь приютом для восходителей…» И, точно так же не понимая затратного строительства подобного безобразия, а затем его заброшенности, подозревал, что кто-то хорош погрел руки на этом строительстве. Даже такое дело, как вулканология, не обходится без соприкосновения с сицилийской мафией… Желающих подробностей отсылаю к книге.
Мы же имели удовольствие лицезреть единственный бетонный угол этого сооружения, выглядывающий из-под пепловой насыпи и используемый в качестве, гм, туалета…. Открытие в нескольких минутах ходьбы от него нового жерла окончательно его похоронило. Туда ему и дорога.
Тем не менее, здесь поставили маленькую дощатую будочку с неизбежными сувенирами. Должна сознаться, что карту Этны со окрестности мы в ней обнаружили великолепную…
На черной площадке сгрудились бело-красные джипы, неподалеку тихонько покуривали  позапрошлогодние жерла, по краю которых гуськом прогуливалась очередная порция туристов.  
Все это кишение происходило на самом краю… А остальное было сизо-пепельной равниной, на которой громоздились башни вершинных конусов, и ближайший к нам рассекала до основания трещина, и над ней вырастали еще мелкие, почти хулиганские на вид горушки, и окутывались собственными дымами под чистым высоким небом. Я ее опознала как юго-восточную бокку (боковой кратер), одну из четырех  постоянно активных кратеров Этны.
Равнина вырастала над клубящимся облачным кольцом, которое понемногу взбивалось все выше, строя башни и холмы не ниже каменных…
 
И здесь мы поняли, что все же просчитались. В смысле – сил не рассчитали. Потому что влезть теперь вверх, на главный кратер, еще на триста с лишним метров только по вертикали…  
Ну, я бы готова была попробовать – если бы нам не светило после этого возвращение пешком до самого Николози. Потому что канатку отключают в фиксированное время. Большое увы…
А пепельную равнину пересекает накатанная дорога, такая сюрреалистическая здесь, на лунной поверхности. Она убегает куда-то за вершину, и по ней очень хочется пройтись. И мы пошли. Трудно устоять перед возможностью пройтись по дороге, то и дело уходящей в небо.  
Разумеется, равнина не плоская – она волнится, скрывая где-то под пеплом старые потоки лавы. Иногда их колючие коричневые гребни еще высовываются наружу. А на массивной  вершине  сидит белая шапочка, и это точно не снег. Похоже, какие-то отложения, скорее всего, серы. Правда, они желтые… но, может быть, так хорошо свет отражают?
 
Пожалуй, пора сказать несколько слов о центральных кратерах.  Самый старый и крупный из них  называется Вораджине (Бездна). Еще сто лет назад он был единственным, и вся верхушка Этны имела очертания довольно правильного конуса. По другую его сторону, на расстоянии нескольких сотен метров, расположена северо-восточная бокка, вторая по возрасту из боковых кратеров. Одно время, в середине 20 века, она была самой высокой точкой Этны. Ее мы так и не увидели.  
Бокка Нуова расположилась вплотную к центральному кратеру, их конусы сливаются в единое целое, и два жерла разделяет всего несколько десятков метров. При этом, как сообщает все та же книга, эти два кратера работают независимо друг от друга – их питают две разные трещины, сливающиеся уже на какой-то невообразимой глубине. Собственно, именно курение бокки Нуова мы и наблюдали сейчас, и именно ее край украшала светлая шапочка. А ближайший к нам конус, рассеченный трещиной,  - это самая молодая, юго-восточная бокка, которая образовалась в 71 году и уже благополучно сравнялась с остальными по высоте.
 
Потом, когда юго-восточная бокка скрылась за главным конусом, мы сели отдохнуть на здоровенную гребнистую глыбу лавы. Она выпирала из последнего, что осталось на поверхности от какого-то лавового потока: острый гребень бурыми шипами разрывал пепловое покрывало. Проотдыхали довольно долго, любуясь всеми тремястами шестьюдесятью градусами обзора, и как раз подумали, что, пожалуй, достаточно устали, чтобы повернуть назад, как подоспел еще один веский аргумент. К нам из-за вершины прорвался мощный холодный ветер. Он окончательно растрепал меня, завыл в ушах и начал перекидывать через вершину белые облачка.
Когда мы побрели обратно, он подталкивал нас в спину.
 
Разумеется, мы еще не собрались возвращаться. Просто мы оставили осмотр нового кратера напоследок…
И правильно сделали.  Незабываемые зрелища – они случаются в должное время.
Кратеров-то было два…
Вокруг них ровная пепловая поверхность была усыпана вулканическими бомбами. Чем ближе – тем крупнее. У самой тропинки валялась рассевшаяся при падении глыба в половину человеческого роста.
Вскарабкавшись на первый, я даже удивилась – каким, в общем-то, мирным он выглядел. Аккуратная, вытянутая светло-коричневая воронка, на дне которой выстроились в ряд четыре здоровенные дыры, испускающие слабый дымок. Даже масштаб не сразу ощущается. Потом на его дно по натоптанной дорожке сошла очередная группа туристов, и размеры осознались…
Глазомер у меня плохой, но метров двести в диаметре там точно было.
И склон его тоже потихоньку курился. У меня опять потянулись руки потрогать дымящуюся землю… Ой, даже через два с лишним года по этой поверхности нельзя ходить босиком! Она была еще совсем горячей, а, сунув пальцы в шлаковую россыпь, я поняла, что там их и ошпарить недолго.  
А еще отсюда открывался потрясающий вид на Монтаньолу и весь пройденный нами путь! Какая тоненькая серая змейка дороги извивается по темному склону… Какие нагромождения перекрученного камня  скрывались в кратере того аккуратного конуса, который мы обошли в тумане! Влево уходили волнами этнейские склоны, и дым из кратеров окрашивал перспективы в оттенки синего.
И какой отсюда мог быть вид на кальдеру, подумала я, видя, что плотная масса в своей удобной чашке только подрастает, и трогаться с места не собирается… Далеко внизу облачный слой где-то на уровне Сапьенцы закрывал дальнейший обзор. Этну опять закутали в покрывало, на которое мы несколько дней смотрели снизу.
Впрочем, полного обзора с этого места еще не открывалось, и мы побрели на дальний край кратера, не подозревая, что нам оттуда откроется.
Потому что на нас распахнулась… Пасть! Да… По контрасту со спокойным и почти уютным первым кратером, его собрат по трещине, сидящий в паре десятков метров ниже за общей стенкой, оказался зловещим хищником, разинувшим в небеса красно-коричнево-желто-сизую пасть с ржавым провалом глотки. В глотке этой не было ни единого облачка – словно специально, чтобы рассмотрели во всей красе. Перемычку между кратерами раскрасили в желтые серные полосы. Похоже, еще недавно здесь выбивались на поверхность струйки газов, а не безобидного водяного пара…
А в обратную сторону были все вершины Этны, и растушеванные ветрами по небу сумасшедшие белоснежности облачных хвостов и перьев над сине-серой горой. И такая смешная кучка машин и коробочка на пятачке у ее подножия…
Ветер уже выл, пробирал до костей и грозился содрать куртку. Только он нас оттуда и согнал… иначе сколько бы мы там простояли? Чего доброго, и вправду бы шли вниз пешком…
Но мы продрогли – во всяком случае, я, - и нырнули в «разрешенный» кратер – любопытствовать и немного погреться. То есть, мы собирались просто прятаться от ветра, но оказалось, что около дна ощутимо теплее от вулканических курений. И они пахли довольно ощутимо и странно, это не был водяной пар…  
Когда мы топали вверх по тропинке, мои ноги начали протестовать и спотыкаться. Это было тем возмутительней, что все остальное было еще не прочь немного прогуляться… Но время, время… и силы. Можно сказать, они у меня закончились как-то очень вовремя.
И ветер все усиливался. Бедные те экскурсанты, что приезжали наверх в легких ветровочках и джемперах… Меня пробирало сквозь кожаную куртку и свитер.
Я буквально доползла до ближайшего джипа и обрушилась на сиденье.  
Нас спустили вниз без малейших затрат сил – только склоны назад побежали… Мы оказались одними из последних, кто спустился в тот день на канатке.
На Сапьенце было облачно и сыро, а островерхая Монтаньола, когда открывалась в разрывах облаков, была розоватого цвета от солнца.  
Уже поуходили автобусы, разъезжались потихоньку машины со стоянки. И здесь мы последовали совету дежурного из кемпинга, который рекомендовал спускаться с Этны «автостопо». Потому что все равно оттуда персонал всех «приютов» поедет в Николози…
Интересно, каково это – ездить каждый день на вулкан на работуHuh
Нас подобрал и увез вниз замечательный человек Филиппо, который водит пассажирские  джипы по Этне. Водил он машину как истинный итальянец – активно жестикулируя и отпуская руль во время езды на хорошей скорости по серпантину. Попутно он рассказал – на смеси итальянского и отдельных английских слов – историю розового здания с пустыми окнами. Оказалось, его строила некая христианская миссия, и во время извержения все старательно молились, чтобы здание уцелело. Лавы прошли мимо – почти вплотную! – да только после этого стройку все равно забросили. Не о том молились?
Святой человек Филиппо нас довез до самого кемпинга. Так что нам осталось только, попрощавшись с ним, доползти до чайных столиков на площадке и упасть.
Правда,  день еще не закончился!
 
Мы взяли чаю, и устроили ужин, подъедая свои запасы из тех, что были взяты в набег: хлеб, паштет, плавленый сыр и шоколад. Вскоре откуда-то возникла симпатичная черно-бурая кошка с рыжеватым пятном на мордочке, и, скромно мяукнув, дала понять, что ей было бы очень приятно, если бы мы ее чем-нибудь угостили. Воспитанной кошке тут же досталась на вылизывание банка из-под паштета.
И тут как из-под земли возникла местная мафия и начала кишеть!
Мафию представляли два комплекта черных, попарно одинаковых кошек. Одинаковые черные котята атаковали банку, бесцеремонно отобрав ее у мамаши. Чуть позже одинаковые черные котики-подростки забрали банку себе, и загромыхали ею у помойки, а котята отправились инспектировать наш рюкзачок. Особенно их привлекла свернутая в трубку пенка: в нее котята проходили точно по калибру… Затем один попытался в рюкзак залезть, и мы тут же научились их различать. По наглости и соответствующему выражению морды одного.
Вычистив банку до блеска, словно карман ограбленного, кошачий десант рассредоточился по местности, а мамочка опять подсела к нам и воспитанно попросила… еще чего-нибудь. Ну… у нас к тому моменту как раз освободилась вторая банка из-под паштета…
На сей раз кошка даже успела немного поесть. Затем вернулась мафия, и закишела вокруг жестянки так, что мамаше даже пришлось наводить порядок, раздав старшим по оплеухе.  Откуда-то взялось еще два кота, но в этом клане они явно стояли на низших позициях: паштета им не досталось даже понюхать. С досады один из новых, обычный полосатый кот, отправился исследовать урну. На ее краю тут же образовался первый черный котенок, и начал любопытствовать. Ему прямо из урны отвесили оплеуху.
Тем временем второй котенок и один из старшей черной пары затеяли игру в прятки: мелкий нырял в пенковую трубку, старший его ловил и пытался оттуда выковырять…  
Кишение продолжалось, и достигло апогея, когда изгнанный из урны наглый котенок сперва сел на свободный стул и пожелал с нами пообщаться, а затем полез на стол. Я ощутила себя комиссаром Катани и выставила его вон.   После этого агрессоры немного рассредоточились, но пока мы отдыхали, периодически кто-то из них пробегал под ногами или по газону, с надеждой на нас посматривая. Более того, уже вечером один из них даже попытался проводить нас в палатку, и снова был изгнан.
Кстати, спать на вулканическом пепле весьма жестко. Даже сквозь пенку…
А утром нас провожал вниз вновь открывшийся ясный вид на вершину. Курившуюся почему-то гораздо сильнее вчерашнего.
 
***
Здесь можно посмотреть фото, сделанные Славой. 27 штук.
http://morwen.fotoplenka.ru/album162716/
« Изменён в : марта 1st, 2006, 5:35pm пользователем: Morwen » Зарегистрирован
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2700
Re: Этна
« Ответить #1 В: февраля 3rd, 2006, 10:29pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Вот умру я от зависти...
 budo
 
Особо умираю я вот от чего:
« Изменён в : февраля 3rd, 2006, 10:40pm пользователем: Альвдис Н. Рутиэн » Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Morwen

*



Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль

Сообщений: 14
Re: Этна
« Ответить #2 В: февраля 3rd, 2006, 11:00pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Знаешь... в какой-то момент, дописывая текст и отбирая фотографии, я снова прочувствовала, ГДЕ мы были... и стало жутковато.
Лицезрение пастей - оно способствует...
 
А из фото я больше всего люблю панорамы Этны. Там пожралось при правке: второе и два предпоследних. Smiley
Зарегистрирован
Morwen

*



Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль

Сообщений: 14
Re: Этна
« Ответить #3 В: февраля 3rd, 2006, 11:04pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Кстати!
Книга Тазиева "На вулканах", которая суть объединение трех книг - "Суфриер", "Эребус" и "Этна" - живет ЗДЕСЬ!
http://www.lib.ru/NTL/GEOGRAFIA/
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Форум портала «Миф» » Powered by YaBB 1 Gold - SP1!
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.

Google
 

Подсайты и проекты Миф.Ру:
Epic.Mith.Ru
современное изучение эпоса
Arigato.Mith.Ru
Япония: древняя и современная культура
Caucas.Mith.Ru
наука, культура и природа Северного Кавказа
Museum.Mith.Ru
современная мистическая живопись
День в истории
иллюстрированная летопись культуры и истории

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Художественная библиотека

Сокровищница

"Между"

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземноморье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкиенисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию


Зверики Пейзажи Чудеса природы Живопись fantasy Живопись космистов Летопись культуры Модерн Мир Толкиена Буддийское искусство Национальные культуры Кимоно Рукоделие Улыбнемся!
портал "Миф" (с) 2005-2014

Rambler's Top100 mith.ru