Портал 'Миф'

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
января 25th, 2022, 4:59am

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
Форум портала «Миф» « Мир Толкиена -- попытка системного подхода »

   Форум портала «Миф»
   Пристанище книжных детей
   Арда и окрестности
(Модератор: Mim)
   Мир Толкиена -- попытка системного подхода
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать
   Автор  Тема: Мир Толкиена -- попытка системного подхода  (Прочитано 2050 раз)
Хольгер и Эльвинг
золотые люди

***






   
Просмотреть Профиль

Сообщений: 186
Мир Толкиена -- попытка системного подхода
« В: января 2nd, 2009, 9:42pm »
Цитировать Цитировать Править Править


Мир Толкиена с позиции системного анализа
 
Хольгер, Эльвинг
 
Популярность мира Толкиена привела к бурным дискуссиям о его структуре и роли различных ключевых образов и фигур в нем. Особую роль этим дискуссиям придает то, что мир Толкиена рассматривается не просто как текст, отделенный от читателя жесткой границей (как обычно и рассматривается большая часть литературы – будь то ее восприятие как полной выдумки, имеющей чисто развлекательное назначение, или как литературного эксперимента, или как исторической аллегории, или как притчи о нравственных ценностях, обзор этих интерпретаций был сделан нами ранее), но как текст, который вызывает сильнейшее чувство эмоционального сопричастия и заставляет в разных формах идентифицироваться с ним. Попытки интерпретации такой популярности мира Толкиена уже предпринимались – так, он интерпретировался и как мир с очень яркими архетипами (а архетипы отзываются в наших душах, таким образом, книга с яркими архетипами практически всегда являет собой притчу о возрастании личности), и как один из великих мифов человечества сродни греческой или скандинавской мифологии, и как блестящая иллюстрация многих положений христианской этики. А мы предложим еще одну интерпретацию Арды, которая, возможно, позволит обьяснить некоторые особенности ее восприятия.
   Что такое любая художественная книга с точки зрения системного анализа? Это модель мира или какой-то части мира при определенных условиях: будущее или прошлое, определенные исторические или природные условия, новые технологии или отсутствие каких-то известных технологий, измененные законы природы и т.д. (как известно, понятие модели – ключевое понятие системного анализа). Стоит отметить, что вопрос о том, может ли представленная в литературе модель мира быть соотнесена с нашим повседневным миром – по сути вопрос не онтологический («где это есть?»), а  гносеологический («что это значит для нашего познания?»), потому что сила литературной модели мира состоит в силе художественных образов, а не в чем-либо другом – заметим, что по сути понятие вторичной реальности возникает именно здесь: вторичная реальность – это модель, имеющая не онтологическую, а гносеологическую значимость (другие важные примеры вторичных реальностей, кроме художественной литературы – например, математика и шахматы). Примеры книг как моделей привести нетрудно: так, «Евгений Онегин» был назван Белинским «энциклопедией русской жизни», по сути же это именно адекватная модель русской жизни начала 19 века; классические примеры альтернативной истории – модели, на примерах которых изучался вопрос «а если бы история пошла по другому сценарию?» и т.д.
    Естественно применить то же понимание книги как модели мира и к творчеству Толкиена – собственно, именно из-за этого допущения мы и сравниваем людей с персонажами Толкиена, допускаем принятие ролей и т.д.  Таким образом, книги Толкиена представляют собой некоторую модель мира, которая, естественно, соотносима с нашим миром. Сразу же отметим важную особенность мира Толкиена (а также некоторых других придуманных миров, вызвавших творчество «по мотивам», начиная от «Звездных войн» и кончая Кэртианой), которая состоит в том, что в процессе разработки этих миров имеет место двукратное моделирование: сначала происходит построение модели мира в виде книги, а потом эта книга моделируется в повседневной жизни – через примеривание образов из книги (как известно, тем более архетипических, чем более качественно написана книга) на повседневный мир (на отдельных людей, на культуру, на природу и т.д.), что выражается, например, в стремлении видеть в окружающих людях эльфов, гномов, хоббитов и т.д., в ивовой рощице – Нан Тафрен, а в красивом морском заливе – Линдон или Серебристую Гавань; через поиск параллелей и аллюзий с книгой в событиях повседневной жизни (например, в контексте мира Толкиена очень своеобразный смысл приобретают слова «прелесть» и «дивность»); через восприятие книги как своеобразной «системы координат», служащей для адекватного описания каких-либо событий, имеющих место в повседневном мире; через творчество по мотивам книги, через театрализованные представления и полигонные игры и т.д.  
   Переходим к рассмотрению основных черт обеих моделей в случае творчества Толкиена – сначала Арды как модели мира, имеющей определенное отношение к нашему повседневному миру, а потом творчества по мотивам Толкиена и поиска черт Арды в окружающем мире как модели Арды. Итак, Арда – это модель мира.  
   Прежде всего  -- какой моделью мира воспринимал Арду сам Толкиен? Как говорил Толкиен, его целью было прежде всего создание мифологии для Англии (письмо 131 – «меня с самых юных лет огорчала нищета моей любимой родины: у нее нет собственных преданий (связанных с ее языком и почвой), во всяком случае того качества, что я искал и находил (в качестве составляющей части) в легендах других земель»). При этом он сам говорит, что, с одной стороны, он не слишком продумывал материальную сторону своего мира (письмо 153 – «Экономика, наука, образчики материальной культуры, религия и философия в нем изображены неполно или по крайней мере весьма схематично»), а с другой – что допускает, что его концепции «существенно «ошибочны» с точки зрения Реальности (внешней реальности). Однако внутри этого воображаемого мира ошибочными они быть не могут: ведь именно так этот мир устроен» (тоже письмо 153), и, кроме того, что «цель его (воссозданного в книгах мира – авт.) по-прежнему главным образом литературная (и, если термин вас не испугает, дидактическая)» (тоже письмо 153 – любопытно, что в письме 215 Толкиен говорит: «Никаких дидактических целей я не преследую»). Однако, в то же самое время (в том же самом письме 153!) Толкиен говорит, что «этот мир словно бы вырвался из-под контроля, так что отдельные его составляющие, как кажется (мне), скорее явлены через меня, нежели мною», и этот мотив (автор не как создатель мира, но как его «ретранслятор») встречается у Толкиена не раз – так, в письме 328 Толкиен говорит: «Разумеется, ВК принадлежит не мне», и несколькими строками выше в том же самом письме 153 говорит о своем сотворенном мире: «ежели угодно будет Создателю наделить его (в исправленном виде) Реальностью на каком-либо плане, тогда вам просто придется войти в него и взяться за изучение его иной биологии — вот и все».
Что из этого следует? Два ключевых вывода.
1. Требования, чтобы законы Арды во всем совпадали с законами нашего мира, не являются стопроцентно обязательными, поэтому к принципу применимости логики нашего мира к Арде надо подходить чрезвычайно осторожно. Логика нашего мира применима к Арде постольку, поскольку она совместима с имевшими там место событиями (и эта совместимость с имевшими место событиями, очевидно, должна быть основным критерием истины).
2. Логика авторских комментариев, из которых, собственно, и выводят большей частью законы мироустройства Арды, как ни странно, может тоже быть не всегда верной, по крайней мере сам Толкиен такую возможность вполне допускал («исключения бывают всегда» -- письмо 154), тем более, что и у самого Толкиена ответы на многие вопросы об устройстве Арды неоднозначны и в разное время отличались. Более того, уже упоминавшийся «выход мира из под контроля» естественно приводит к выводу о приоритете образного восприятия Арды перед логическим (да и сам Толкиен не скрывал, что часть вопросов об устройстве Арды у него не решена, например, вопрос о происхождении онтов – письмо 247).
     С точки зрения психологии оба этих вывода получают естественную интерпретацию: художественное произведение создается за счет правополушарного, образного мышления, в то время как его интерпретации, в том числе и самим автором – за счет левополушарного, логического мышления, а эти два типа мышления стопроцентно соответствовать друг другу не могут. Собственно, именно этим обьясняется неоднозначность трактовок книг Толкиена (впрочем, как и любых достаточно сильных художественных книг – достаточно вспомнить чрезвычайный разброс выводов по поводу «Мастера и Маргариты»), а также естественный в случае художественной литературы приоритет образных аргументов перед логическими.  
      Сделанные нами только что выводы приводят к естественному выводу о совершенно понятной неоднозначности трактовок толкиеновского мира. Собственно, описанные ранее  «реалистические» трактовки (а именно, Арда как жанровый эксперимент или литературная игра, и нравственная притча) находят естественные опоры в письмах Толкиена (о литературной игре говорится в письме 166, а притчевый смысл естественно следует из дидактичности, упомянутой в уже приведенной цитате из письма 153), правда, стоит заметить, что Толкиен отрицает присутствие в его творчестве прямых аллегорий известных исторических событий, которые являются основой еще одной из ходовых «реалистических» интерпретаций («я терпеть не могу аллегорию» -- письма 131, 215, а также другие письма, где он критикует прямые аналогии с историей 20 века).  
   Таким образом, Арда – это художественная модель мира, построенная на основе своей собственной логики, которая, однако, вполне может быть соотнесена с нашим миром при определенных допущениях (например, как мы уже говорили в одном из предыдущих текстов, по сути характерные черты эльфов, являющихся самыми впечатляющими персонажами мира Толкиена, находят вполне естественные прообразы в чертах творческих личностей). Вопрос же о соотносимости логик Арды и нашего мира по сути есть вопрос о принципах моделирования Арды в нашем мире. К этому вопросу мы сейчас и переходим.
   Так, по сути, исследование истории Средиземья методами академического литературоведения (получившего в фэндоме название текстологического подхода), с одной стороны, совершенно обоснованно, так как предполагает применение к ВК, Сильму и другим текстам Толкиена хорошо развитой научной методологии изучения текстов и прежде всего научных методов верификации (соответствие с текстом как основной критерий истины, т.е. при этом исследуемой реальностью является именно текст и ничего кроме текста – а тексты можно рассматривать и с точки зрения жанровой специфики, и с точки зрения исторических аллюзий, и с точки зрения этической составляющей, уж не говоря о чисто развлекательной точке зрения). Но с другой, при подходе академического литературоведения исследуемая система оказывается крайне жесткой, т.е. при ней рассматривается только восприятие Арды автором, а отношение к Арде читателей, которое демонстрирует ряд любопытных закономерностей (например, есть понятие «фанон» -- т.е. устоявшиеся в фэндоме суждения об Арде, и существование таких суждений позволяет сделать вывод о том, что по сути дела читатели принимают участие в досотворении Арды), остается вне рамок рассмотрения. Что, естественно, отнюдь не бесспорно – не случайно и в «Листе работы Ниггля», и в «Речах Финрода и Андрет» встречается образ художника, вошедшего внутрь картины. И сводить персонажей к роли вспомогательных средств для воплощения авторского замысла (а именно такую роль им придавал, скажем, Пруст) немалому числу читателей кажется не очень убедительным вследствие того, что персонажи вызывают слишком сильные чувства у читателей.
  Если применить соционику (являющуюся, как известно, одной из самых удачных попыток системного подхода к человеческой психике), то модели Арды можно разделить по четырем шкалам:
1. Модели логические и этические – первые представляют собой стремление воспринимать Арду как мироздание, построенное по определенным логическим закономерностям (в том числе проблемы устройства Арды как мира – соотношение между людьми и эльфами, вопросы посмертия, гипотетическое место Арды среди других миров и т.д.), а вторые представляют собой воссоздать эмоциональное переживание, полученное в результате чтения книг Толкиена (у Альвдис это называется эмоциональным сопричастием, этот подход по сути лежит в основе идентификации с Ардой, однако, при доведении этого подхода до абсурда возникают не раз осмеянные сценарии дурной «дивности»).
2.  Модели сенсорные и интуитивные – первые представляют собой стремление изучить и воссоздать материальную культуру народов Арды (из чего собственно и выросла историческая реконструкция – ведь у Толкиена о материальной культуре Арды сказано не так уж много, признает это и он сам, см. письмо 153), а вторые – стремление изучить и воссоздать мироустройство Арды как целого, литературу и искусство Арды, а также образ мышления, характерный для жителей Арды, особенно для эльфов (которые характеризуются усиленной интуицией).  Стоит заметить, что корни скептического отношения к чуду Арды часто лежат именно здесь – заметная часть юмора, осмеивающего романтические стереотипы относительно героев Толкиена, построена именно на внедрении в мир Арды усиленной сенсорики, вероятно, именно активное внедрение сенсорики обусловило и характерную реакцию на роман «По ту сторону рассвета»,  
3. Модели интровертные и экстравертные – первые основаны на стремлении созерцать Арду как сторонний наблюдатель, при этом Арда обычно воспрнимается как текст, и достоинства Арды воспринимаются как поэтические и смтилистические достоинства текста, вторые же основаны на восприятии Арды как полноценной реальности, существующей в некоей форме и устроенной по некоторой внутренней логике, причем внутрь этой реальности можно войти и принимать участие в ее досотворении.
4. Модели рациональные и иррациональные – к иррациональным моделям Арды можно отнести стремление постоянно переосмысливать Арду (в форме изменения правил игры, написания альтернативных сценариев, а то и поиска Арды в повседневности), а к рациональным – стремление удерживаться в рамках жестко установленного канона, не допуская отклонений от него (например, в качестве канона можно признавать только опубликованные версии книги, или последние по времени авторские тексты).
   В соответствии с этим естественным было бы предположить, что, вероятно, для 16 разных типов характерны (конечно, не предопределенно, а статистически, как это в соционике обычно и бывает) 16 разных моделей Арды (причем эти модели, вероятно, коррелируют и с квадральными ценностями). Сейчас мы рассмотрим некоторые примеры.
   Прежде всего среди типичных моделей, нередко встречающиеся в дискуссиях по Арде, стоит выделить две полярные: во-первых, «дивная» модель, основанная на допущении, что Арда – это мир-чудо, явно лучше нашего, в который можно войти (эта модель реализована среди прочего в лучших фэндомских песнях – «Поезд в Средиземье» Скади, «Позвони мне, Гилтониэль» Сказочника) , а во-вторых, «антидивная» модель, основанная на утверждении, что Арда – это мир, принципиально не отличающийся от нашего, а во многих аспектах еще и хуже него (в этом контексте часто упоминается физиологический дискомфорт, связанный со средневековыми условиями быта). Если применить аналогию с типами, то понятно, что «дивная» модель, во-первых, экстравертная, во-вторых, интуитивная (и при этом может быть с равной вероятностью как этической, так и логической, и, вероятно, чаще иррациональная, чем рациональная, так как при этом больше развито стремление пересматривать канон), а «антидивная» модель явно сенсорная, вероятнее рациональная и почти наверняка интровертная (так как ее ключевой мотив состоит в бессмысленности вхождения в Арду). «Канонический» же подход – явно представляет собой подход рационально-интровертный и вероятнее интуитивный.  
   Естествен вопрос – какая из моделей Арды более адекватна? Ответ на этот вопрос – никакая в большей степени, все по-своему, хотя стоит сказать, что «текстологический» (интровертно-интуитивный) подход наиболее адекватен с точки зрения методологии науки, которая хорошо адаптирована именно для этого случая, что, вероятно, обуславливает его большую убедительность в спорах.
   Таким образом, мы представили классификацию возможных интерпретаций Арды. Мы видим, что с точки зрения психологии восприятия возможны разные подходы к Арде, числом до 16 (таким образом, изначальная остогеровская классификация по двум шкалам – субьективизм-обьективизм или креационизм-экзистенционизм, т.е. в переводе на соционические категории – иррациональность-рациональность и интроверсия-экстраверсия – в нашем подходе оказывается углубленной). Вопрос же о более предпочтительном подходе – это вопрос о выборе критерия истины: соответствие канону (рационально-интуитивный подход), соответствие здравому смыслу (интровертно-сенсорный подход), поиск ответа на вечные вопросы (иррационально-интуитивный подход) и другие возможности. Однако, установить общий логический критерий истины едва ли возможно. Наиболее вероятно, что критерий истины может быть только эмоциональным в первую очередь и лишь потом логическим.
« Изменён в : января 2nd, 2009, 9:45pm пользователем: Хольгер и Эльвинг » Зарегистрирован

Aure en tulluva!
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2703
Re: Мир Толкиена -- попытка системного подхода
« Ответить #1 В: января 2nd, 2009, 9:52pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Ай, как же хорошо!
ВСем сестрам по серьгам  
 work
 
Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Форум портала «Миф» » Powered by YaBB 1 Gold - SP1!
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.

Google
 

Подсайты и проекты Миф.Ру:
Epic.Mith.Ru
современное изучение эпоса
Arigato.Mith.Ru
Япония: древняя и современная культура
Caucas.Mith.Ru
наука, культура и природа Северного Кавказа
Museum.Mith.Ru
современная мистическая живопись
День в истории
иллюстрированная летопись культуры и истории

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Художественная библиотека

Сокровищница

"Между"

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземноморье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкиенисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию


Зверики Пейзажи Чудеса природы Живопись fantasy Живопись космистов Летопись культуры Модерн Мир Толкиена Буддийское искусство Национальные культуры Кимоно Рукоделие Улыбнемся!
портал "Миф" (с) 2005-2014

Rambler's Top100 mith.ru