Портал 'Миф'

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
января 25th, 2022, 4:12am

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
Форум портала «Миф» « Е. Новиков "...три грани одного кристалла&quo »

   Форум портала «Миф»
   Пристанище книжных детей
   Арда и окрестности
(Модератор: Mim)
   Е. Новиков "...три грани одного кристалла&quo
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать
   Автор  Тема: Е. Новиков "...три грани одного кристалла&quo  (Прочитано 3435 раз)
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2703
Е. Новиков "...три грани одного кристалла&quo
« В: сентября 13th, 2005, 8:07pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Евгений Новицкий
 
ИГРАЕМ В ХОББИТОВ!
 
Эпопея Толкиена - "толкиенисты" - писатели толкиеновской традиции:  
три грани одного кристалла
 
А Элберет Гилтониэль...
Эльфы в романе Толкиена
 
А Элберет, ядрёна вошь!..
Эльфы на Хоббитских Играх
 
Понарошку - кровь, понарошку - боль,
Понарошку - память и смерть...
Не бывает лишь подлости игровой:
Пусть покажет, каков ты есть  
Ниэннах (Наталья Васильева). "Игра" [1]
 
...Так, рюкзак собран, примус - упакован, меч - начищен и вложен в ножны, колчан приобрёл приятную округлость и вес от набитых туда стрел, лук - за плечами... Осталось натянуть сапоги со шпорами... Да еще не забыть по пути на электричку купить пальчиковые батарейки для приёмника - с утра Галадриэль позвонила, просила захватить... Что ж, в путь!  
 
А путь, как известно, начинается там и тогда, где дорога покидает родные и знакомые места; пройден этот рубеж - и теперь каждый шаг будет вести нас все дальше и дальше от родного дома; всё вокруг понемногу меняется, приобретая всё более незнакомый вид; окружающее тебя пространство все сильнее и сильнее отличается от того, среди которого появился на свет и вырос. Словом, как пел когда-то, тоже отправляясь в путь, некий хоббит:  
 
Начало знаю, а итог -
Узнаю как-нибудь.  
 
Так что речь мы поведем не о знаменитом романе Толкиена, и вообще не о его творчестве, а о том, как оное творчество преломляется в том художественно-образном контексте, которым является и игра, и последующее, вытекающее из неё художественное творчество последователей-учеников-эпигонов. Само собой разумеется, чтобы вместиться в объем небольшой статьи, нам придётся значительно сокращать маршрут - упрощать и сокращать свои наблюдения и рассуждения [2]. И все же рискнём, пусть наспех, проделать этот путь за околицу - точнее, за переплёт "Властелина Колец". Посмотрим, как будет петлять наша дорога, - и куда она привёдет нас в конечном итоге [3].  
 
1
 
Отойдя вовсе даже недалеко от родных лужаек, любовно взращенных Профессором, мы обнаруживаем некий озадачивающий парадокс: творчество христианина Толкиена, католика традиционных ценностей, породило глобальное явление - толкиеновские игры, и шире - то, что мы называем толкиенизмом. Но вот незадача: в этой среде любителей и подражателей христианская компонента (то есть, по сути, стержень) романа [4], в лучшем случае, размыта, или же вовсе отсутствует.  
 
Что это - случайность или закономерность?.. Результат полного непонимания многочисленными читателями и последователями самой сути толкиеновского литературного наследия? Неизбежная профанация изначального сюжета при превращении его в сюжет игровой? Несовместимость этической и мировоззренческой систем (в основе которых лежит принцип долженствования) с несерьезностью игровой, досуговой деятельности? Полная плюралистичность современного массового сознания и массовой культуры, включая перформансы? Специфическая особенность именно русского толкиенизма, проистекающая из особенностей национальной ментальности? [5]  
 
По каждому из этих вопросов немало уже написано статей, дающих как положительные, так и отрицательные ответы. Однако, приглядевшись к причудливой игре теней на нашей дороге, мы начинаем замечать ещё одну причину, специфическую именно для "толкиенутой субкультуры" и, возможно, немаловажную.  
 
Прежде чем говорить о "толкиеновском мире", давайте попробуем ответить: а что именно Толкиен написал о Средиземье?.. Ведь для печати им предназначались повесть "Хоббит, или Туда и обратно" и эпопея "Властелин колец" (ВК). Однако известно, что к написанию эпопеи Профессор (а таковым Толкиен был не только по научной степени, но и по самой своей натуре) подошел несколько более ответственно, чем это делает большинство писателей. Чтобы создать мир Средиземья, ему потребовалась некоторая малость: создать описание истории этой земли на несколько тысяч лет вглубь, тщательнейшим образом продумать географию, вычертить карты, разработать систему племен, народов, составить их историю, династические таблицы на протяжении всех этих тысячелетий, придумать несколько языков (как древних, так и современных), на которых народы эти разговаривали, изобрести письмена для их записи, воссоздать мифологию (внимание!..), поэзию, бытовые записи, - а потом уже сесть и написать эпопею, основное действие которой происходит на протяжении одного года.  
 
Естественно, в результате такой работы появился на свет огромный пласт неопубликованных набросков, заметок, черновых и подготовительных фрагментов. И вот, после смерти Толкиена, его сын Кристофер издаёт часть этого материала, которая была более-менее сгруппирована самим Профессором, под общим названием "Сильмариллион". Этим дело не окончилось, публикация толкиеновских материалов продолжалась, - вплоть до издания 12-томной истории Средиземья [6]. Фрагментарность в этом последнем издании ощутима еще сильнее, нежели в "Сильмариллионе" - по сути, это набор отдельных текстов, не связанных непосредственно между собою. Более того, - в различных текстах одни и те же события и персонажи могут быть описаны совершенно по-разному [7]. Это и понятно: автор искал линии развития сюжета, перебирал варианты... Творческая эволюция.  
 
Но это - взгляд на процесс творчества в его временной протяженности; диахронный уровень, если говорить научными терминами. Однако цельное восприятие художественного мира Арды (название мира, возникающее в "Сильмариллионе", но не в эпопее) возможно лишь на синхронном уровне - как некая окончательная данность. Вариантов развития истории на синхронном уровне нет и быть не может: что произошло когда-то в прошлом - то произошло. Так может ли вписываться в художественную реальность "Властелина Колец" всё разнообразие изложения предыстории главных событий?  
 
Может. Только не как реальная история, а в несколько ином качестве.  
 
В том-то и дело, что "Сильмариллион" и всё прочее, написанное Профессором на тему Арды, представляет собой собрание мифов, стройную мифологическую систему Средиземья, которую Толкиен составил со всем присущим ему мастерством (будучи притом специалистом в области англосаксонского и скандинавского эпоса).  
 
А теперь зададимся вопросом: как соотносятся между собой две художественные реальности, два (употребляя термин самого Толкиена) "вторичных" мира [8] - мир "Сильмариллиона" и мир "Властелина Колец"? В мире Средиземья, в котором реальны Фродо, Арагорн, Гэндальф, урук-хаи, - кем являются здесь Валары и все прочие обитатели Арды?  
 
Ага!.. Кажется, мы начинаем ориентироваться на местности, и уже понимаем, в какую сторону сейчас свернёт наша тропа. Дело в том, что в реальности хранителей Кольца не существуют (и не существовали - по крайней мере, в том виде, в каком они описаны в "Сильмариллионе"Wink ни Валары, ни Турин Турамбар, ни Берен сын Барахира... Их реальность - это "вторичный" мир уже не по отношению к нам, а по отношению к Средиземью, описанному во "Властелине Колец" [9]; они - персонажи мифов, сложенных в Средиземье. Это, кстати, прекрасно "объясняет" и оправдывает наличие разных вариантов и позволяет издавать их не просто как черновые наброски, но как составную часть единого цикла [10].  
 
Очевидно, что никакая мифология, даже искусственно созданная писателем-христианином, по определению не может быть христианской. Христианское знание, Христова Истина могут просвечивать сквозь неё, содержаться в скрытой, угадываемой форме - но никак не прямо [11]. И, как ни старайся, языческая составляющая мифа всегда будет стремиться выйти на первый план. Собственно, это вполне нормально: ведь языческое мироустройство не присуще внутренне миру Средиземья, а лишь возникает в его мифологии. Заметим, что в самой эпопее эти мифы существуют лишь в песнях и некоторых смутных отголосках [12].  
 
Так обстоит дело у Толкиена. Однако для его поклонников, жаждущих воссоздать полюбившийся мир уже не в художественной, а в игровой реальности, именно "Сильмариллион" оказался (и остаётся по сей день) наиболее богатой основой для воплощения и моделирования. Собственно говоря, это закономерно и неизбежно. Потому что, опираясь только лишь на ВК, можно сделать разве что банальную "театралку", инсценировку. Ведь здесь всё заранее предопределено: Кольцо должно появиться, его обязательно понесут через всю Ойкумену, чтобы бросить в жерло вулкана [13]. Если эти сюжетные ходы проигнорировать - то игра попросту развалится.  
 
Мир же "Сильмариллиона" оставляет огромный простор для многочисленных вариантов, вариаций игры, которую опытная группа мастеров может по ходу действа, в зависимости от логики происходящего, немного поворачивать в ту или иную сторону.  
 
Таким образом, происходит слияние двух миров. В едином игровом континууме спокойно сосуществуют Фродо и Гиль-Гэлад, Гэндальф и Владыка Намо... Никого из играющих это не смущает, воспринимаясь как абсолютно нормальное явление. В результате сакральная христианская доминанта первоисточника оказывается, в лучшем случае, размытой, а в худшем - совершенно затерявшейся, незаметной и невоспринимаемой. Ей на смену приходит языческая модель. Так проще для всех: и для мастеров - можно поручить каждому "народу" самому разработать собственную религию культ, - и для участников - больше простора для творчества, не надо озадачиваться всерьёз вопросами веры...  
 
Но этим дело не ограничивается. Аналогичную видимую трансформацию, размывание претерпевают и этические ценности "Властелина Колец".  
 
Для персонажей Толкиена и для него самого моральные критерии являются главной из твердынь. Мысль о переходе на сторону Тьмы не просто плоха, и даже не только недостойна - она невыносима, неестественна, неприемлема. Стать союзником орка для любого из светлых персонажей немыслимо просто потому, что внутренняя чистоплотность, порядочность не позволяют смириться с этой мыслью, принять подобную идеологию [14]. Чтобы такое падение свершилось, необходима значительная душевная и духовная "порча"...  
 
Но попав на Игру, мы обнаружим там целые толпы "тёмных". Впрочем, было бы весьма странно, если бы их здесь не оказалось: с кем же тогда играть, а главное - во что?!.. Однако готовность и интерес наших с вами современников принимать на себя роли персонажей, чьи души изуродованы грехом до неузнаваемости, вызывает некоторый шок, а затем - вопросы. Что это? Свидетельство глубинной греховной поражённости всех участников Игры, изображающих из себя силы зла?.. Переосмысление ими сюжета в целом и сущности своего персонажа в частности - то есть, в нахождении внутренних мотивировок, в известной степени оправдывающих подобный стиль жизни изображаемого "злодея"? Просто полная несерьезность в отношении к тому, во что ты играешь, - ведь всё равно всё понарошку?.. (Из всех возможных вариантов этот - наиболее опасный...) Умение отстраниться от своего персонажа - когда только показываешь его, но ни в чём с ним не самоотождествляешься?..  
 
Пока что ясно одно: Игра развивается своим путём, отличным от замысла Толкиена. На смену христианскому мироощущению с чётко заданными этическими нормативами приходит язычество, ориентированное на дуалистическую картину мира, при которой Добро и Зло равноправны, и служить можно одинаково успешно, как первому, так и второму.  
 
2
 
Давайте-ка посмотрим повнимательней, куда это нас занесло, - что они из себя представляют, эти "Хоббитские Игры"? Если в них растворились и мировоззренческий, и этический стержень эпопеи Толкиена, - то не появились ли на их месте некие иные построения - как этические, так и сакральные?..  
 
Может быть, правы те, кто утверждают: у нас на глазах формируется новая религия, чуть ли не новая тоталитарная секта, и т.д. За последние пару лет вешать подобные ярлыки на толкиенистов стало весьма модно [15]. Причём за многими такими нападками явно чувствуется опасение, а то и страх перед самим феноменом игры, которой юноши и девушки наряду с совсем уже взрослыми дядьками и тётками, предаются, как дети, самозабвенно и упоительно. "Игра" - да ещё если это слово написано с большой буквы - сразу вызывает ассоциацию: "ритуал"... В результате сам процесс Игры предстаёт как некое обрядовое Действо, которое его участниками воспринимается всерьёз, на сакральном уровне. А это уже - и есть религиозное течение, причём действительно смахивающее на секту (именно там, по слухам, всякие тайные мистерии присутствуют)...  
 
...Привал! Останавливаемся на полянке под большим вязом, сбрасываем с плеч рюкзаки. Потому что дальше нам нет смысла идти, пока не разберёмся, хотя бы вкратце: а что оно, собственно, такое есть - "Игра"?.. [16]  
 
Надо сказать, что упомянутое выше отношение к данному термину, вкладывающее в него онтологизировано-сакральный смысл, свойственно за последнее столетие как деятелям культуры, так и культурологам и философам. На бытовой же, массовый уровень такое понимание феномена игры выплеснулось через призму книг и статей, в большей или меньшей степени связанных с психологией и психотерапией, - прежде всего, это работы Владимира Леви, Джекоба Морено, Эрика Берна. Однако здесь-то и происходит подмена понятий, поскольку под "игрой", в данном случае, понимается весьма отличное от того, чем является детская игра.  
 
В рамках психотерапии игра - это моделирование некоей реальной ситуации, когда перед тобой изначально стоит цель достигнуть неких результатов (причём достигнуть их в реальности повседневной, а не в игровой). В детской игре такой цели нет. Более того, - её и не может быть! Как только ребёнок чувствует, что взрослые внесли в их радостную возню какое-то дидактическое содержание, - радость тут же исчезает, желание играть куда-то пропадает и игра останавливается. Точнее, она умирает, не вынеся вторжения вглубь себя чужеродного элемента.  
 
Это ни в коей мере не противоречит общеизвестной истине, что именно благодаря играм дети развиваются и взрослеют - то есть, достигают многих реальных результатов, прежде всего - обучающих и воспитательных. Это действительно так, - но очень важно понимать, что играющий ребёнок ни одной из этих целей перед собой не ставит; они достигаются подспудно, независимо от желания участников игрового процесса. Таково бескорыстие детской игры: единственной ценностью для её участников является сама Игра как таковая, собственное пребывание и участие в игровом процессе.  
 
Что же касается философов и культурологов, - то они зачастую ещё сильней, нежели психотерапевты, расширяют этот термин, описывая в терминах игры любую человеческую деятельность. С лёгкой руки таких титанов, как Йохан Хейзинга, Мирча Элиаде и другие, ярлык игры наклеивается на любые человеческие действия или отношения, регламентированные какими бы то ни было внешними или внутренними правилами (стереотипами, установлениями, сложившимися убеждениями и т.д.) Если подходить к игре именно так, рассматривая этот термин через романтическую призму, играющую роль увеличительного стекла, - то, несомненно, он разрастается и начинает вмещать в себя практически весь универсум [17]: под данное определение подпадает даже неживая природа с её законами, не говоря уже обо всём процессе человеческой жизни, включая и культуру, и трудовой процесс, и даже религиозную сферу. Да вспомним хотя бы "Игру в бисер" Германа Гессе, где игра, действительно, превращается в некий сакральный феномен и встаёт на один уровень с религией.  
 
Философы идут дальше писателя: для них игра сама по себе становится сакрализующим началом, вписывающим любые действия и поступки людей в рамки априорно (по отношению к ситуации) данного ритуала - самодовлеющих Правил, - чем и совершается акт вхождения в над-реальность и мистического воссоединения с некими, если угодно, Изначальными Архетипами [18].  
 
Что ж, и такой подход вполне оправдан и правомерен. Собственно говоря, речь-то при этом идёт не о каком-то особенном вИдении мира, а, по сути, об особенном употреблении слова "игра". И мы вовсе не пытаемся утверждать, что такое употребление этого термина - "неправильное"! Однако очень важно понимать, что сей термин, словоформа имеет в данном контексте иное (и во многом принципиально иное!) значение, нежели слово "игра", которое мы произносим, смотря в окно на то, чем занимаются во дворе наши дети. Многозначность!.. Вроде бы говорим об одном и том же, а на деле - не замечаем, что устремляемся в противоположные стороны.  
 
Вот почему нам важно не заблудиться. Если уж идём мы хоббитской тропой - то глобальные обобщения нам, скорее, помеха, а не ориентир в пути. А ведь в самом деле: если все вокруг только и делают, что играют, да и сам мир - по сути своей, Чья-то игра, - то что нового нам даст такое знание?.. С первого взгляда кажется, что всё мироощущение наше теперь стало иным! А посмотришь вдругорядь - и замечаешь вдруг, что просто термин поменялся: раньше говорили - "многообразие жизни", "человеческие отношения", а теперь скажем: "игра". А мир, да и мы в нём, - какими были, такими и остались. И куда нам плыть... простите, идти, - яснее не стало. В какую сторону не сворачиваем - без разницы: всякий раз на игру натыкаемся. Караул! Заблудились!  
 
Стоп, стоп. Успокаиваемся, вспоминаем дорогу - и снова осторожно пускаемся в путь. Ну их, эти глобальные понятия. Мы - хоббиты, существа маленькие, мир видим по-детски. Вот и важно для нас понять: а детская игра, - чем она отличается от всего многообразия человеческой деятельности? Не обобщение найти, а особенность, ориентир то бишь. И термин "игра" мы будем использовать не в его синтетическом значении (для обозначения того общего, что роднит беготню детей по двору, раздумье шахматистов над доской с деревянными фигурками, вдохновенное музицирование, футбольные страсти, стратегию карьерного роста, театральное действо, азарт карточного игрока, завороженность геймера перед монитором своего "пентиума", искусство ухаживания, исполнение человеком некоей социальной роли-функции, брачное поведение животных, религиозный обряд, и проч., и проч.) Мы, напротив, постараемся отделить, обособить детскую игру от всех прочих явлений и отношений в рамках нашей жизни, в которых (как и в самой жизни в целом) не без основания можно усмотреть игровые тенденции и составляющие.  
 
Необходимо осознавать и помнить, что "играть какую-то роль" и "играть во что-то" - это очень, очень разные вещи...  
 
Во взрослой жизни, вступая в отношения с другими людьми, мы очень часто делаем то, для чего в языке есть прекрасно сформировавшиеся и ничуть не режущие слух выражения: "играем каждый по собственным правилам", "ведём тайную игру" или "подсознательно играем во что-то". Но для играющего ребёнка словосочетания эти не только непонятны, но и вообще лишены всякого смысла, поскольку коренным образом противоречат самой сути детской игры (давайте дальше называть её просто "Игрой"!). Ведь Игра и возможна-то исключительно благодаря тому, что она протекает в рамках правил, которые для её участников, во-первых, очевидны (осознанны), во-вторых, провозглашены, заявлены (известны всем участникам), и в-третьих, обязательны.  
 
Однако правила Игры весьма непохожи на какой бы то ни было ритуал или набор социальных норм и нормативов. С какой стороны не взгляни - отличий больше, нежели сходства. К примеру: важно не то, в чём эти правила укоренены, а само их наличие; причём не имеет ровно никакого значения, существуют они традиционно ("казаки-разбойники", скажем) или придуманы на ходу самим ребёнком именно для этой конкретной Игры. Да... к ритуалу это ни в коей мере неприменимо...  
 
Или: правилам в Игре не просто следуют - с ними постоянно сознательно сверяются. Они принимаются осознанно, актом волеизъявления. Неважно, вовлечено в игру несколько детей, или же ребёнок играет в одиночку: правилам он будет следовать неуклонно; может вводить новые, но не откидывать те, которые уже были установлены - им ли самим, или кем-то другим, раньше. Несогласие с правилами автоматически означает не "игру без правил" (ещё одно исключительно взрослое выражение!), а выход из Игры или её прекращение.  
 
Эта осознанность правил и постоянная к ним обращённость явно не совпадает с теми "ролями", которые мы играем постоянно в своей социальной жизни. Но и к ритуалу она не приближает Игру ни на шаг! Почему? Да потому что столь чёткие и строго соблюдаемые правила эти ни в коей мере не воспринимаются ребёнком (или тем, кто ему уподобился) в качестве самостоятельной, самодовлеющей ценности. Если игра ему надоедает, он тут же начинает играть во что-то другое, с совершенно иной системой правил; и не жалеет при этом о правилах из предыдущей игры, не стремится их возродить заново, - да попросту забывает о них!  
 
То есть, верность правилам строго соблюдается в Игре лишь потому, что без правил сама Настоящая Игра - которая сама есть единственная собственная ценность, ценность "сама в себе" - просто не сможет существовать. Вот свод правил и приводит её в существование - не обретая при этом самостоятельной ценности, и в то же время воспринимаясь не как что-то навязанное, давящее, не как некие стесняющие рамки, а как радостная возможность играть. Правила в Игре - это не дом Белого Кролика, стискивающий Алису в своих тисках, а ключ в замочной скважине заветной дверцы!  
 
Итак, в Игре правилам следуют осознанно, неуклонно - и вместе с тем, охотно. В силу этого соблюдение/несоблюдение правил данной Игры чётко (и опять же - осознанно) делит людей на тех, кто играет вместе с тобой в эту Игру, и на всех остальных. Таковы обнаруживаемые нами второе и третье свойства Игры, имманентно ей присущие. Первое, напомним, состоит в том, что все цели и ценности Игры заключены исключительно в ней самой и не выходят за её рамки [19].  
 
Есть и четвертое.  
 
...Вот и ещё одна встреча на нашем пути! А вот этому философу мы рады, как родному. Потому что он - "свой", он нас понимает. Здравствуйте, Михаил Михайлович Бахтин! Это ведь Вы первым заговорили о таких замечательных вещах, как "карнавальный смех", "смеховая культура"... [20]  
 
Разве карнавал в бахтинском понимании - это не бушующая игра, на время вытеснившая все остальные дела? А раз так, то присмотримся, и увидим, что ритуальность, внутренняя логика у карнавала - весьма странная. Да это и не ритуальность вовсе, а полная её противоположность: пародия на ритуал, на повседневную реальность, на социальные роли, которые приходится "играть" ежедневно! [21] Какая уж тут сакрализация-то! Тут - с точностью до наоборот! Смотрите, веселящийся народ выбирает себе Шутовского Короля! Три дня он будет править всем этим сумасшедшим городом, а на третий его с улюлюканьем бросят в реку, и он вылезет оттуда уже никем - мокрый, но довольный. А ведь корни этого игрового процесса - во тьме языческих веков, когда ритуального короля выбирали, чтобы после короткого чествования принести его в жертву перед мрачными идолами и ублажить их горячей человеческой кровью. Форма осталась - но никто не воспринимает её больше всерьёз: ни смешных деревянных богов, ни избранника-"жертву", ни само жертвоприношение. Ушло сакральное, реальность тоже ушла... а что осталось?... - Игра!..  
 
И вот в этом бахтинская концепция "карнавализации" реальности, пожалуй, совершенно точно отмечает четвёртое - и, возможно, важнейшее! - свойство Игры: она всегда является сознательной модуляцией, имитацией реальности, причём имитацией снижающей. Именно в силу её имитационности, в ходе Игры происходит опрОщение ситуации, десакрализация тех событий, в которые мы решили поиграть. В этом смысле можно сказать, что она несерьёзна [22]. Можно сказать, что Игра профанирует то, что является её сюжетом; но лучше, пожалуй, воспользоваться иной парадигмой, выделяющей между сакральным и профанным уровень обыденного. Процесс Игры не является профанным, потому что не снижает изображаемые события до чего-то низменного, недостойного; в то же время, он разрушает сакральное, сводя его до масштабов повседневного, а точнее - до имитации.  
 
Таким образом, ситуация игры не только не сходна с формированием секты, - эти процессы противонаправлены. Во втором случае мы имеем дело с сакрализацией профанного; в первом же - с десакрализацией вот именно того, что могло бы увести человека не туда. Кстати, один из методов вывода человека из секты строится на вовлечении его в игровую деятельность.  
 
Всякий раз, когда человека пытаются под видом игры подчинить, покорить, обезличить, - игрой, на самом деле, в такой ситуации и не пахнет. Можно вспомнить, например, "гитлерюгенд", выросший, казалось бы, из игровой скаутской деятельности [23]. Но давайте обратим внимание на то, как происходит здесь подмена в самом главном. Перед нами - игра, объявленная реальностью; но это уже не игра! Это и есть реальность: пусть иллюзорная, призрачная, но воспринимаемая её участниками именно в качестве реальности - с возможностью последующего воплощения в жизнь ради Высших Ценностей… Вот она, - сакрализация внутренних ценностей псевдо-игрового процесса: сакрализация того, что сакральным (да, зачастую, и реальным) не является, лже-сакрализация, сакрализация лжи. Естественно, что в результате происходит создание некоего идеологического идола, фетиша: "это стоит того", или даже - "это стоит того, чтобы за это умереть" - или другим каким-то путём [24].  
 
Подлинная же Игра - несерьёзна, нескаральна и имитационна по самой своей сути. И даже если она, имитируя некие события, изо всех сил старается провозгласить (для внешнего наблюдателя) всё происходящее возвышенным, сакральным, имеющим сверхзначимость, не нужно придавать этому значения: декларации эти ни что иное, как составная часть самой Игры.  
 
...Ура-а! Вот мы и пришли! Деревья расступились, и перед нами - палатки ролевиков-толкиенистов, собравшихся на очередные ХИ (Хоббитские Игры). Ведь всё, что мы столь долго пережёвываем, относится к ним на все сто процентов!  
 
Конечно же, они с ходу постараются убедить нас, насколько здесь всё серьёзно; что быть толкиенистом - означает жить в иной реальности и навсегда перестать быть прежним человеком; что мистически и духовно они составляют некое единство с миром, описанным Профессором... [25] Что ж, это более чем понятно. Строго говоря, все мы - и далеко не только в процессе Игры! - стремимся хотя бы немножко "эзотеризировать" ту деятельность, котором занимаемся. (Так, к примеру, компьютерные специалисты всячески поддерживают перед "чайниками" и "ламерами" представление о себе, как о некоей жреческой касте, избранных хранителях Высшего Знания...)  
 
Но этим нас уже не обмануть. Мы убедились в главном: при всех возможных перекосах и "заносах" возникновение "новой религии" отменяется. Игра неспособна её породить, - более того: она противостоит такой возможности. В популярном в этой среде анекдоте утверждается, что только при последней, четвёртой степени "толкиенутости" человек перестаёт различать Игру и реальность, утверждая: "Профессор во всём ошибся - я знаю, я там был и сам всё видел!.." [26] Причем уже сама ситуация высмеивания в анекдоте показывает несвойственность подобных взглядов для толкиенистов [27].  
 
Характерной является и следующая деталь: крайне скептическое отношение на Играх к "дивным" - этим толкиеновским словом обозначают тех из игроков, кто, выбрав себе роль "светлого" персонажа, чересчур заигрывается и начинает воспринимать эту свою роль слишком всерьёз. Показательно, что таких "заигравшихся" персонажей на ХИ бывает очень немного [28].  
 
Этот здоровый скепсис не то чтобы умиротворяет нас, но несколько успокаивает наши тревоги. Например, размытость моральных критериев уже не кажется нам столь серьезной проблемой. Во-первых, это не стремление противостоять Добру - а сопротивление тому, что под видом добра пытается подчинить нас себе. Для людей, живущих на пост-советском пространстве, тема это является больной и актуальной - даже для самых молодых, не говоря уже об "аксакалах", успевших застать времена СССР [29].  
 
Ну, а во-вторых, если присмотреться повнимательнее к практике ХИ, то можно отчётливо увидеть: "тёмных", на самом деле, гораздо меньше, нежели "светлых". При этом главные персонажи тёмных сил почти всегда - либо мастера, что весьма оправдано [30], либо же игроки, принимающие на себя в данной конкретной игре как бы дополнительную роль. Так, постоянного, многолетнего Саурона, насколько мне известно, ХИ не знают. К примеру, на Играх-97 эту роль взял на себя игрок, чье обычное игровое имя - Балин (король гномов, если кто не в курсе).  
 
Ну, и никак невозможно не упомянуть о мощнейшем механизме, не дающей Игре уклониться в сторону той грани, где начинает теряться грань между двумя реальностями - игровой и обыденной (или, что то же самое - грань между психическим здоровьем и прогрессирующей шизоидностью). Это - та самая карнавализация, смеховой пласт, порождение здорового скепсиса. Отбушевав на Играх стихийным потоком, карнавальность толкиеновской субкультуры кристаллизуется в байках и анекдотах [31].  
 
И те же ребята и девушки, которые, затаив дыхание, читали страницы эпопеи, посвященные могучему, мудрому и доброму Гэндальфу, мужественному Фродо, весело хохочут над такими, например, анекдотцами:  
 
"Менестрель воскликнул: "Слушайте, жители Средиземья! Слушайте сказание про о Фродо Девятипалом, Сауроне Одноглазом, Пиппине Безмозглом и о других калеках Третьей Эпохи!..""  
 
"И сказал Гэндальф: - Долго падал я, пока не достиг Последнего Дна Бездны, и скажу я тебе, Гимли: ох и не слабые у вас там запасы мела..."  
 
А в байке, повествующей уже о событиях не романа, а одной из игр, дуэт игроков, "Гэндальфа" и "Сарумана", ласково назван: "Два брата-дегенерата"...  
 
Да уж, - сотворением кумиров здесь и не пахнет!  
 
Более того! Игровое начало вкупе с карнавализацией обладает свойством автостабилизации: оно успешно нейтрализует попытки прорыва игры в реальность, противостоит их смешению [32]. С заигравшимся сверх меры собратом можно поспорить, попытаться его переубедить. А можно - перевести всё в шутку, противопоставив "вторжению" мощный щит смеха.  
 
Уточню: изложенные выше утверждения не означают, что в среде толкиенистов всё совсем уже в полном порядке и всё прекрасно. Христианский потенциал первоисточника Игр, увы, обычно оказывается утраченным. Вместо него... слава Господу, на его месте ничего не возвысилось - Игра не позволила. Вот почему, при всех кризисных явлениях, как присущим ХИ изначально, так и очень быстро ими приобретённых [33], игры все же сохранили в себе что-то довольно важное - может быть, только потенциально, но и это уже немало. Отторгая от себя чужеродное, снижая все искажения и "ереси", не позволяя им перейти на мировоззренческий уровень, действа по Толкиену остаются Игрой. И этим уже сделан шаг в сторону того, чтобы "стать как дети". Увы, не видя Христа, далеко в этом направлении не прошагаешь... Но радует уже то, что шаг делается именно в эту сторону!  
 
Несколько десятилетий назад Профессор щедрой рукой бросил в тесто закваску (Евангелие от Матфея 13:33). И вот оно бродит, поднимается, - само ещё плохо понимая, что именно с ним происходит... И то, что заложено в эпопею "Властелин Колец" её автором, причудливо преломляется в традиции толкиеновских игр, в их игровых ситуациях: порой выворачиваясь наизнанку, а порой и как бы возникая заново, повторяясь на новом витке чувств, мыслей, восприятия мира [34].  
 
Кроме того, несмотря на преобладание язычески-дуалистических мотивов в практике ХИ, среди их участников мы можем обнаружить как людей, изначально исповедующих христианскую веру [35], но и тех, кто уверовал, уже после того, как они стали толкиенистами [36]. Именно их стараниями ХИ-2000 (носившие название "Ангельские Войны"Wink имели чётко выраженный христианский оттенок и заставили задуматься многих из тех, кто в них участвовал [37].  
 
Что же дальше?.. А дальше, в полном согласии с диалектикой, снова было слово. Подобно тому, как оно было в начале всего этого процесса. Тогда это было слово Толкиена. Теперь настало время для литературных произведений его последователей.  
 
3
 
Наша тропа делает крюк, сворачивая с твёрдой земли лесных полян-полигонов Хоббитских Игр на зыбкую фата-моргану виртуальных просторов интернета. Заходим на, пожалуй, самый известный сайт отечественного толкиенизма, на "Арду-на-Куличках" [38] - и на нас обрушивается поток текстов на темы Толкиена: стихи, обрывки легенд, попытки проследить историю того или иного персонажа в прошлое или в будущее, собственные концепции и вИдение, воплощённые в рассказах, повестях, романах.  
 
Но... Как бы я ни боялся обидеть авторов данного обширного пласта художественного творчества, всё же решусь высказать свое мнение: 95 процентов этого творчества носит сугубо "внутренний" для данной субкультуры характер и представляет почти исключительно "цеховой" интерес. И дело здесь даже не уровне художественности произведений и таланта их авторов, не в заведомой подражательности, - а том, что уже в процессе их написания данные произведения не мыслятся как самостоятельные; они создаются как одна из составляющих частей игрового и тусовочного общения толкиенистов [39]. Именно поэтому мы не можем говорить о самостоятельной художественной ценности даже весьма талантливых из этих прозаических и поэтических сочинений.  
 
Поэтому ограничим себя лишь теми несколькими книгами "на темы Толкиена", которые приобрели самостоятельное звучание и были изданы профессиональными издательствами большим тиражом. Это эпопея "Кольцо тьмы" первооткрывателя "пост-толкиеновской традиции" в книгоиздании Ника Перумова; "Последний кольценосец" Кирилла Еськова; "Чёрная книга Арды" Ниеннах и Иллет (игровые и литературные псевдонимы Натальи Васильевой и Натальи Некрасовой) - фактически, здесь речь идёт не об одной, а о трёх книгах, что будет прокомментировано ниже; наконец, "По ту сторону рассвета" Берена Белгариона (днепропетровской писательницы Ольги Брилёвой) [40]. Эти авторы и книги вызывают вокруг себя уже и собственную волну обсуждений, и свои подражания.  
 
Итак, выныриваем из интернета, чтобы галопом пронестись по страницам некоторых из этих книг. Увы, увы! Бегом, наспех, - а значит, предельно схематично и упрощённо. Но объём данной работы не позволяет нам делать подробные остановки в пути, растекаться мысию по древу...  
 
 
* * * * *
Строгие законы диалектики (если кто помнит таковые) напоминают нам, что следующим шагом после любого тезиса неизбежно станет антитезис - то есть полное отрицание, перечёркивание, опошлениё первичного явления. В литературе мы многократно наблюдаем это именно в ситуации создания эпигонских "продолжений". В самом деле, чтобы создать собственный художественный мир, нужен большой талант и уйма времени. Гораздо проще и завлекательней опереться на то, что уже написано - и смастерить собственную модельку-версию, используя максимум материала своего предшественника. При этом первоисточник кроится и ушивается как под систему взглядов, широту мировоззрения эпигона, так и под максимум талантливости, на которую он способен [41].  
 
Ну, да, ну да... Это я - о Нике Перумове. Свои романы, объединённые в эпопею "Кольцо Тьмы", он назвал "свободным продолжением "Властелина Колец"". На наш взгляд - уж очень "свободное", и вряд ли "продолжение". Фактически Перумов лишь использует реалии Профессора и периодически заново эксплуатирует главный сюжетный ход эпопеи: в том или ином виде, каждый раз возникает некий артефакт, который приходится куда-то нести... Сам же мир, реализующий себя на перумовских страницах, в своей залихватской жестокости и авантюрности, где концы еле сходятся с концами, производит впечатление... нет, даже не бледной тени Средиземья, а его отражения в кривом и тусклом зеркале [42].  
 
Успело уже устояться весьма удачное определение: "кровавая Арда Перумова". Действительно, кровь здесь льётся речками, - но нам почему-то не страшно: действо весьма напоминает голливудские псевдо-исторические боевики, где клюквенный сок потом смоют с пола (с арены), и всё закончится хорошо. Да и разве идет в какое-то сравнение "нерешительный доходяга" Фродо и прорубающийся к своей цели перумовский "супер-хоббит" Фолко!.. [43]  
 
Впрочем, ругательных отзывов на перумовские "сиквелы" написано и высказано предостаточно. Не буду поэтому повторяться. Упомяну лишь один, особенно растрогавший меня "приём", которым автор пытается связать свой собственных художественный мир со Средиземьем Толкиена. Сам для себя я обычно называю этот способ повествования так: "недобитый Гамлет". Ну, как если бы кто-то, решив вдруг написать продолжение Гамлета, оказался бы в трудной ситуации: все главные герои мертвы, включая самого принца; но наш автор, решив не пасовать перед трудностями, вывел бы на бумаге первую фразу своего "второго тома": "Но Гамлет всё же выжил..." Не правда ли - не раз приходилось встречаться с чем-то подобным?.. Вот и Перумов отдаёт должное данной "традиции", не замечая, что коверкает до неузнаваемости замысел своего предшественника. Так, в романе "Чёрное копьё" все события оказываются возможными, благодаря тому, что... девять колец назгулов умудрились уцелеть и не потерять всей своей силы! Дескать, они вместе со своими "носителями" также низверглись в жерло Ородруина, вослед за Кольцом Всевластья, но... были выброшены оттуда, не успев до конца сгореть или расплавиться.  
 
Вот вам и яркий пример "игры без правил"...  
 
После хотя бы поверхностного знакомства с книгами Перумова может возникнуть недоумение: почему эти откровенно слабые произведения нашли весьма значительную аудиторию горячих поклонников - в том числе, и среди участников Хоббитских Игр? Причём поклонники эти считают, что Ник превзошёл Профессора, и организуют даже собственные игры - "по Перумову"...  
 
Впрочем, поразмыслив, приходим к выводу, что ничего удивительного здесь нет. Более того, можно утверждать, что "Кольцо тьмы" изначально писалось в расчёте на определенный круг будущих читателей: для тех, кому совершенно чужды и непонятны взгляды Толкиена (которые, как им представляется, лишь затягивают книгу, делают её "скучнее" и, как следствие, "хуже"Wink; для тех, кто ценит в игре лишь action, возможность много и активно действовать, не задаваясь вопросом о цели этих действий [44]. Однако это вовсе не является признаком того, что мы обозначили как "детская игра". В рассматриваемом случае отсутствует не только ВНЕ-игровая, но и ИГРОВАЯ цель. Одновременно, action, оттеснив сюжет игры куда-то на задворки, стремительно обесценивает её правила и нарушает их. Собственно говоря, романы Перумова - и есть ни что иное, как игра без правил на толкиненовском материале. Здесь эльф может совершать то же, что и орк, а хоббит становится сильным и жестоким...  
 
Казалось бы, мы напрасно тратим время на разговор о книгах, серьёзного разговора не заслуживающих. Тем не менее, произведения Ника Перумова сыграли определённую положительную роль в толкиенистской среде. Они отсеяли именно ту маргинальную часть "толкиенистов", которой, в принципе, всё равно во что и в кого играть, и предпочитающих любое активное действие действию осмысленному и морально ориентированному [45].  
 
Тех же, кому претила игра без правил и без внутреннего смысла, ожидало кое-что другое.  
 
 
(Продолжение статьи)
 
   
------------------------------------------------------------------------ --------
 
 
[1] http://www.elhe.ru/st_txt/hi92.html
Подавляющее большинство цитат и ссылок в данной статье относятся к текстам, опубликованным в интернете. Я старался всякий раз приводить их точные координаты. Исключение составляют тексты книг, которые были изданы "в бумажном виде" - поскольку у меня нет уверенности в том, что сетевые копии выложены туда с согласия авторов. Поэтому, во избежание нарушений авторских прав, их URL я старался не указывать.  
     down наверх down>
 
 
[2] Впрочем, чтобы даже вскользь пробежаться по всему многообразию той субкультуры, которую породили книги Толкиена, и по многоцветью тем и проблем, порождаемых этой субкультурой, - понадобится написать пухлый том, а не краткую статью. Поэтому в данном тексте вкратце поднимаются три основных вопроса.
1). Каково соотношение между собой художественных миров "Властелина Колец" и "Сильмариллиона" в восприятии, с одной стороны, автора книг, и с другой стороны, участниками "Хоббитских Игр"?
2). Насколько оправданны опасения, что "толкиенизм", благодаря игровой практике, превращается, по сути, в новый религиозный культ?
3). Каковы тенденции третьего этапа развития данной субкультуры - возникновения литературы, развивающей или эксплуатирующей толкиеновские реалии и темы?  
     down наверх down>
 
 
[3] "Где он, этот парадный вход - как всегда все знают: берется книга "Хоббит" и читается, потом с благоговейным трепетом (или без оного) откидывается твердая обложка одного из изданий "Властелина Колец"... И ты, пройдя дорогами Третьей Эпохи Средиземья, вместе с Сэмом возвращаешься из Серебристой Гавани, скорбя о мире, которого так никогда и не увидеть... Ан нет! Еще один сюрприз "парадного входа" - за поворотом распахивается новое небо, и волею создателя "Сильмариллиона" ты творишь мир вместе с Эру, вместе с Валар рыдаешь над угасшими Деревьями и вместе с Феанором делаешь выбор между проклятием и смертью...  
Арда - мир щедрый, она полна страстей и красок, и, снова и снова идя по ее дорогам, ты каждый раз обнаруживаешь что-то новое, чего не заметил, когда был здесь в прошлый раз".
Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Кот диктует про валар мемуар..."  
     down наверх down>
 
 
[4] Хотя "Мир Толкиена лишен религии и религиозности, сам профессор охарактеризовал его как "мир естественного богословия"" - ХИ-2000 - Властелин Колец (Ангельские Войны) [Лариса Бочарова. Рабочие материалы]
Когда Фродо, идя "путем скорби" в пещере Шелоб, подымает фиал - это не магия работает, а Вера Фродо. Это не магический акт, а молитва". - Там же.
Для Толкина совершенной моделью quest'a является миссия Христа, который сошел к людям, чтобы пройти свой путь до крестной смерти и повернуть назад ход времени, воскреснуть из мертвых". - Мария Каменкович. "Троянский конь".  
     down наверх down>
 
 
[5] "Когда русские толкиенисты начинают общаться со своими английскими или американскими собратьями, то они совершенно не могут понять системы ценностей друг друга. Любой западный толкиенист, собственно, потому таковым и является, что принимает мир Толкиена всецело и безоговорочно. Силы, названные в книгах Профессора благими, им и воспринимаются как благо. И он без тени сомнения повторяет вслед за Толкиеном: "Враг нес в мир Зло". А в ответ слышит вдруг: "Нет. Враг нес в мир Свободу". Примечательно, что многие, не причисляющие себя к "черным" и утверждающие, вслед за Высоцким, что "Враг есть враг", тем не менее к благим силам относятся весьма скептически. Откуда эта нелюбовь к Добру?"
Баркова Александра Леонидовна. "Рыцари духа"
 
     down наверх down>
 
 
[6] "В 1975 году, спустя два года после смерти отца, Кристофер прекращает работу лектора, выходит из Братства и полностью погружается в работу по редактированию и изданию неизвестных работ Дж.Р.Р.Толкина. Под его редакцией выходят "Sir Gawain and the Green Knight, Pearl, and Sir Orfeo" (1975), "The Silmarillion" (1977), "Unfinished Tales" (1980), "The Monsters and the Critics and Other Essays" (1983). Тогда же, в 1983 году начата и до сих пор продолжается грандиозная работа по изданию черновиков Профессора под общим названием "The History of Middle-earth"".
"Толкиновское Общество СПб - Толкинисты мира - Кристофер Толкин"
 
     down наверх down>
 
 
[7] Наиболее хорошо это заметно, пожалуй, (и наиболее описано исследователями) на примере вариантов истории Берена, Лютиэнь и Финрода Фелагунда. К разговору об этих персонажах мы ещё вернемся в конце нашего пути - тропа выведет...  
     down наверх down>
 
 
[8] "...фантазия... создаёт "вторичный" мир, странным образом трансформируя мир реальный и всё, что в нём; соединяет по-новому части существительных и придаёт прилагательным новый смысл".
Дж.Р.Р.Толкиен. "О волшебных сказках". // В кн.: Дж.Р.Р.Толкин. "Лист работы Мелкина и другие волшебные сказки". - М.: РИФ, 1991. - Стр. 279  
     down наверх down>
 
 
[9] "Дж.Р.Р.Толкиен в работе "О волшебных историях" использует термин "Вторичный мир". Означает это, проще говоря, мир, созданный фантазией некоего разумного существа. Например, эльфа. Или Дж.Р.Р.Толкиена. Или нашей с вами..." - Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Кот диктует про валар мемуар..."
Вопрос о взаимоотношениях и взаимопроникновении мифологии, религии, истории и волшебной сказки подробно рассмотрен Толкиеном в его эссе "О волшебных сказках" (см. главу "Происхождение волшебных сказок" - Указ. изд., - Стр. 257.  
     down наверх down>
 
 
[10] "Языческий мир словно бы "вложен" в Арду - как мировоззрение населяющих его персонажей".
Катерина Кинн. "Параллельные сюжеты в "Сильмариллионе" и "Властелине Колец" как отражение христианства и теории "северного мужества""
 
Заметим, что автор статьи использует данный вывод в статье, посвящённой хотя и близкой, но несколько иной проблематике: то есть, мысль о "мифологии Средиземья" для К.Кинн очевидна, и она опирается на этот постулат в своих рассуждениях.  
     down наверх down>
 
 
[11] Почти вплотную подвести мифологическую систему к христианскому мировидению Толкиен смог в позднем (написанном уже после "ВК"Wink тексте "Беседа Финрода и Андрет".
"Финрод своим умом доходит до идеи Бога (Эру), который, дабы исправить злодеяния Мелькора, войдет в Арду в человеческом облике, ибо лишь люди достаточно свободны, чтобы изменить мир. Финрод, таким образом, предугадывает христианство - становится "первым христианином Средиземья". Но ведь он действительно был первым христианином Средиземья, если понимать христианство не как культ, а как живую, но имеющую твердые основы этику".
Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Размышления на тему "Кто такой Финрод Фелагунд и зачем он нужен""
 
     down наверх down>
 
 
[12] Я по сей день помню, как у меня пробежали мурашки по коже, когда я впервые прочёл упоминание Арагорном имени Гил-Гэлада - мельком, впроброс... И это мимолётное упоминание сообщает нам о легендарном эльфе(на эмоциональном уровне) больше, чем рассказ о нём на страницах "Сильмариллиона"!  
     down наверх down>
 
 
[13] "Ау, кто тут "Властелина Колец" не читал? Ежу понятно, что любой нормальный Саурон (игрок), прочитавший ВК, будет охранять Ородруин как зеницу ока. Даже если он очень постарается делать вид, что ничего не подозревает. Тут все однозначно - все всё знают, и светлые, и тёмные. Кольцо, так или иначе, понесут, и надо его ждать. Понятно, где. Что и вышло. Назгулов жалко - всю ночь ребята мёрзли, ждали..."
Иллет. "Пошлёмте хоббита кидать кольцо..."
 
     down наверх down>
 
 
[14] Другое дело, что именно в этом Профессор, видимо, всё же немножко оплошал. Почему ему, уже "вдогонку", часто адресуются вопросы: "Где же у Ваших орков свобода воли и свобода выбора?.."  
     down наверх down>
 
 
[15] Лишь один пример из многих. Не так давно в среде толкиенистов произвели фурор опубликованные постановления, прости Господи, Комитета по молодежной политике СПб, составленные в прекрасно выдержанном стиле и духе комсомольско-коммунистических бумажек. В одном из этих постановлений в числе "социально опасных и криминальных формирований", наряду с сатанистами, "деструктивными мимикрантами", "тусовками "голубых" проституток" и "криминализированными околорелигиозными формированиями (сектами)", было названо - причём на первом месте! - "движение ролевых игр". А в отчёте всё той же организации о собственноручно проведённой ролевой игре враг был ещё сильнее конкретизирован:
"В настоящее время питерское неформальное Движение ролевых игр (иначе именуемое "толкиенисты"Wink стало крупнейшим в городе молодежным движением. <…> Появились признаки слияния ряда формирований реконструкторского крыла движения с неофашистскими группировками" - http://www.profcenter.spb.ru/news/2003/08/26/1.html
(Цит. по: Ольга Брилёва. "О борьбе с молодежью, или Фауна против Флоры"Wink  
     down наверх down>
 
 
[16] Здесь начинается самая спорная часть статьи, в которой я пытаюсь изложить намётки к теории игры. Проблема не в том, что мои взгляды могут чему-то не соответствовать или кому-то не нравиться, - это, как раз, вполне нормально. Проблема в том, что не всё так просто, как можно изложить в короткой статье; кроме того, у меня есть предчувствие, что данные взгляды могут в дальнейшем претерпевать известную эволюцию, изменяться и дополняться. Делаю сие уведомление, дабы оставить за собой моральное право на такой дальнейший путь развития теории.  
     down наверх down>
 
 
[17] Ставшая уже классикой философии книга нидерландского историка и культуролога ХХ века Йохана Хейзинги "Homo ludens" ("Человек играющий"Wink, как вытекает уже из её названия, посвящена (цитирую аннотацию) "всеобъемлющей сущности феномена игры и универсальному значению ее в человеческой цивилизации". См.: Йохан Хёйзинга. "Homo Ludens"; Статьи по истории культуры. - М.: Прогресс-Традиция, 1997.  
     down наверх down>
 
 
[18] Мирча Элиаде указывает на игровой элемент в архаичных религиях как на способ "воспроизведения исконного акта, который в начале времён совершило некое божественное существо или мифологический герой", ибо "цель подобного повторения в том, чтобы гарантировать соответствие поступка норме и правилу, "легализовать" его, придав ему онтологический статус, ибо только через воспроизведение прообраза может он стать истинным и реальным".
Мирча Элиаде . "Трактат по истории религий"
Сравните: "...не подходим ли мы тем самым вплотную к тому настроению игрового священнодействия, которое казалось нам столь свойственным архаическим культам?"
Йохан Хёйзинга. Указ. соч. - Стр.162-163  
     down наверх down>
 
 
[19] Другое дело, что играть можно где угодно и когда угодно, даже когда вокруг тебя кипит реальная жизнь. Так пятилетний ребёнок, оторвавшись от сооружённого во дворе корабля, прибегает домой по зову родителей, чтобы пообедать, - и лихо отдаёт им честь, да и сам обед сопровождает морскими командами. Так и толкиенист идёт по улице в костюме эльфа или, встретив собрата, начинает с ним бой на мечах посреди изумлённых прохожих. Тем не менее, это не переход игры в жизнь и не смешение игры и реальности. Просто человек решил расширить пространство своей Игры, следуя её правилам и во время вынужденного "антракта". Однако никого из окружающих он участниками этой своей игры не воспринимает. Подыграют - хорошо, не подыграют - так и не надо: это ведь МОЯ игра!.. Никаких целей в реальном мире он достигать этим своим "игровым вторжением" не собирается, - если же собирается, то это уже не поступок ребёнка, и то, чем он занят - не Игра, а нечто иное. И смешения реальности с игрой тоже не происходит: как малыш, так и толкиенист одинаково осознают НЕВЗАПРАВДАШНОСТЬ того, во что они играют здесь, посреди посторонних людей (не-Игроков). Таким образом, налицо все те признаки, которые мы выделяем в этой статье, как основные для Нормальной Игры: человек отчётливо осознаёт, КАК он играет, С КЕМ он играет, ДЛЯ ЧЕГО он играет, и, наконец, то, что он ИГРАЕТ.  
     down наверх down>
 
 
[20] Сами толкиенисты признают авторитет Бахтина - о чём свидетельствует хотя бы пародийный лимерик, посвящённый "хозяйке" сайта "Арда-на-Куличках" Катерине Кинн:
    "У Хранителя Сайта, мисс Кинн
    Оппонентам ответ лишь один:
    Вы, мол, то-то и то-то,
    Так ступайте в болото,
    Нам арбитры - лишь Курт и Бахтин!"
http://www.tolkien.ru/ttt/misc/limer2.shtml  
     down наверх down>
 
 
[21] "...народный карнавал и хохот над всем официальным и над казённой серьёзностью, обряд окунания короля в дерьмо и избрания шутовского короля в мистериях и меннипеях античных, средневековых, - каково нашей чопорной серьёзности и величавой ритуальности - всё это снижающее бого- и кесарехульство..."
Георгий Гачев. "Бахтин" (в книге "Русская Дума. Портреты русских мыслителей"Wink. - М.; Новости, 1991. - Стр. 109-110  
     down наверх down>
 
 
[22] Сразу же поясню: о несерьёзности игры я говорю, подразумевая, что она не воспринимается играющими как часть жизни, как реальность. В то же время, несомненно, игра является важнейшей частью становления личности, причём зачастую независимо от возраста. В этом плане игра - деятельность более чем серьёзная. Ни в коей мере невозможно согласиться со звучащими сейчас - в полемике с ролевыми и компьютерными играми - утверждениями, что игра нивелирует личности играющих. С точностью до наоборот! Младенец начинает развиваться с игры. И если ограничивать его в этом - вот в этом-то случае из него и вырастет нивелированная личность.  
     down наверх down>
 
 
[23] Или пионерию-комсомолию из нашей собственной истории…  
     down наверх down>
 
 
[24] В настоящее время тоталитарные псевдо-игровые лозунги пополнились еще одним, мотивы для которого берутся из компьютерных "игрушек": "Всё равно смерть ненастоящая!" Пример, кстати, показательнейший: глубинная религиозная, сакральная ценность (воскресение и бессмертие) подменяется её профанным - до обидного! - "двойником" (перезагрузкой компьютера)…  
     down наверх down>
 
 
[25] Вот один лишь пример многочисленной зауми, которую толкиенисты старательно сплетают вокруг себя - и по которой о них часто и судят люди "со стороны":
"Русский радикальный толкиенизм есть оккультная практика; помимо ритуалов ("игрищ"Wink, основой толкиенизма является разработанная адептами техника обращения к инкарнациям, ведущим жизнь обитателей толкиеновского мифа. Делается это путем тщательного изучения мифов, разработанных Толкиеном языков и видов рунического письма, монастической дисциплины, изнуряющих физических упражнений и ежедневного самогипноза. Конечно, как и во всех областях оккульта, результаты подобной (да и любой) практики изменения сознания -- это шарлатанство и (гораздо реже) наведенная шизофрения. Но не менее несомненна ценность оккультного знания, принесенного "с той стороны" адептами оккульта, в том числе и толкиенистами..."
http://imperium.lenin.ru/LENIN/11lmdg/11.html
Всё это звучало бы страшно... если бы имело хоть малейшее отношение к реалиям и практике ХИ!..  
     down наверх down>
 
 
[26] Один из вариантов этого анекдота полностью звучит так:
"Есть четыре степени толкиенутости.
Первая: "Прочёл книгу Толкиена, - очень понравилось!"
Вторая: "В десятый раз читать заканчиваю, - скоро в одиннадцатый начну!"
Третья: "А я... я вчера на улице эльфа встретил!.."
Четвёртая: " Профессор во всём ошибся, - я знаю, я там был и сам всё видел!""  
     down наверх down>
 
 
[27] То есть, если у кого-то начала "съезжать крыша" после чтения Толкиена - ни в коей мере неправомерно воспринимать эти два события в причинно-следственной связи. Кто ищет (в том числе, и на чём "заморочиться"Wink - тот, как известно, всегда найдет. В конце концов, большинство тоталитарных сект строят свою совершенно извращённую идеологию на книге под названием Библия - умудряясь приспособить ее к своим целям и учениям. Сделать можно что угодно из чего угодно: долго ли умеючи…  
     down наверх down>
 
 
[28] Весьма интересно следующее признание; обратим внимание, что карнавализация, обильно пронизывающая толкиеновскую субкультуру, представляется автору этих слов (в силу его излишней "серьёзности" по отношению к Игре?) явлением отрицательным:
"Дивных в чистом виде очень мало, и часто они не приживаются в тусовке. По вполне понятным причинам. Нормальная толкиенутая тусовка имеет тенденцию всё опошлять, надо всем стебаться, на умные темы много говорить как-то не принято. А дивные чаще всего люди эрудированные и интеллектуальные, во всяком случае, считающие себя таковыми. А если дивный ещё и "эльф по жизни", то песенки типа "Эльфийской наплевательской" и пошлые анекдоты из жизни Средиземья его должны просто безумно раздражать".
Эстера (Эленриэль). "Толкиенизм как путь духовного восхождения, или О дивном нольдоре замолвите слово..."
Опубликовано на сайте "Арда-на-Куличках".  
     down наверх down>
 
 
[29] "Нам всем сейчас около тридцати, и мы хорошо помним Программу Партии - и в Средиземье ее не хотим"
Альвдис Н.Н. Рутиэн. "Эанарион. Сказание о Неугасимом Огне", Предисловие.
Цит. по: http://lib.userline.ru/808?page=1  
     down наверх down>
 
 
[30] "Если вы помните, то ВК - действие, в основном, для светлой стороны. Черная сторона в основной своей части монолитна и безлика. Получается, что по игре черный блок должен быть... мастерским. Как и ролевики черного блока. В этом случае не могу не вспомнить слова Алеши Михайлова, когда я приехала на утонувшую игру "Лэйтиан", мистериалку по походу Финрода и Берена. Был он там Сауроном. А сказал он так: "Ребята, эльфы приехали сюда ради нас. Мы должны сделать им игру". То есть, опять же - он взял на себя функции мастера. Назгулы на УкрХИ-98 тоже стихийно стали мастерской силой. Берсерк, по сути дела, тоже играл на полигон, как и Балин в 1997. Вывод напрашивается сам. Черный блок - мастерский (за исключением людских команд)".
- Иллет. "Пошлемте хоббита кидать кольцо..."
Это было мнение мастера. А вот отрывок из записок игрока, бывшего на играх 1998 года Сауроном:
"Играть роли врагов на играх по Толкиену многим психологически трудно. Люди не хотят чувствовать себя плохими, отсюда возникают разного рода "благородные и возвышенные темные", стремящиеся убедить всех, что они на самом деле куда лучше светлых... Возможно, играть таких темных многим психологически проще. Но при этом - парадокс - труднее становится тем, кто играет светлых. Потому что борьба добра со злом становится очень сложна при отсутствии зла, а одержать победу над врагом затруднительно, если врага нет... На ХИ-98 мы ехали врагами. Врагами эльфов, врагами светлых, врагами всего Средиземья.
[...]
"Сколько бы нас ни было, мы должны обеспечить светлым наличие Врага" - эту фразу я повторял перед игрой неоднократно".
А.Васильев. "Воспоминания Саурона-98"
 
     down наверх down>
 
 
[31] Сборниками этого фольклора полнятся многочисленные толкиенистские сайты. Сошлёмся на статью, в которой её авторы делают попытку систематизировать данные анекдоты и осмыслить их как явление: И. Ферапонтов, Н. Трушкина (Ульяновск). ""Властелин Колец" Дж.Р.Р.Толкина как авантекст (на материале толкинистских анекдотов)".
Отметим одно противоречие, которое содержится в этой статье. Её первая (вводная) часть посвящена анализу толкиенизма как явления - и здесь авторы попались во все возможные капканы, усмотрев в этом явлении угрозу психическому здоровью, опасность выпадения из реальности, возможность создания сектантского образования; они добросовестно цитируют те словесные фата-морганы, которые накрутили вокруг себя-таинственных интервьюируемые мастера... и тут же, следом, своим анализом смеховой культуры, порождаемой этим сообществом, показывают несостоятельность, по большому счёту, всех своих опасений, предположений и утверждений.  
     down наверх down>
 
 
[32] Я приводил выше пример того, как смеховая культура, стихийная тенденция к пародированию держит на расстоянии заигравшихся "светлых". А вот интересное свидетельство того, как она нейтрализует перебарщивающих "тёмных":
"Однажды, на СибКоне в Томске я был свидетелем мощного темного обряда. Делал его Баграт, бывший назгулом на первой ХИ. Было так: сидим, разговариваем… вдруг приглушается свет и появляется процессия из людей в черном во главе с Багратом, несущих на плечах тела девушек, тоже одетых в черное. Звучит зловещая музыка, тела девчонок сваливают в центр зала (они падают и застывают на полу, как статуи) вокруг начинается танец, и тут "статуи" начинают оживать. Видели, как в фильме "Солярис" оживала замороженная девчонка? Все это было страшно, но завораживало… И было темно - после того, как все закончилось, народ некоторое время потрясенно молчал. Потом все потихоньку начало возвращаться "на круги своя" но оставался в душе осадок - неправильно все это было! Так вот - через некоторое время я обернулся на шум и смех. И увидел процессию людей… не в черном, опять несущих девчонок, которые отнюдь не выглядели мертвыми и иногда визжали. К одежде первого был приделан плакат, на котором было написано: "Баграт". Девчонок опустили в центр зала и под веселую музыку закрутился танец… И темный осадок в душе испарился без следа! […] Ребята - молодцы, сориентировались и разогнали тьму".
Келег (Владимир Потапов). "Толкин, христианство и ролевые игры"
 
     down наверх down>
 
 
[33] Очень подробный и серьёзный анализ причин внутреннего идейно-этического кризиса толкиеновского движения дан одной из активных его участниц, исповедующей себя христианкой, - Ларисой Бочаровой (Лоркой) в подготовительных материалах к ХИ-2000 "Ангельские Войны".  
     down наверх down>
 
 
[34] Сошлюсь ради примера на статью, которая уже своим заголовком ставит очень непростой вопрос: "Почему на играх чаще побеждает Зло?" Наверное, назвать можно целый ряд причин. И тем удивительнее звучит ответ автора статьи. Поистине, "свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Иоан. 1:5).
"Ответ прост - времени мало. Зло - тактика, Добро - стратегия. Злые действия локально сильнее, но они не имеют будущего, они сильнее за счет того, что не заботятся о продолжении рода, о том, в каком мире жить их детям. На игре же время очень ограничено и последствия явно злых действий просто не успевают "сработать". И потому, если предоставить этим силам равные права, зло окажется в гораздо более выгодном положении, что должно учитываться мастерами. Хотя как - пока не знаю, но этот механизм нужно обязательно прорабатывать, потому что игра - лишь отражение жизни. А в этой жизни - всегда побеждает Добро. Спорим?"
Келег (Владимир Потапов). "Почему на играх чаще побеждает Зло"
 
     down наверх down>
 
 
[35] Лариса Бочарова, и далеко не только она.  
     down наверх down>
 
 
[36] Назову лишь две фамилии тех, о ком мне известно это достоверно: Ольга Чигиринская (Брилёва) и Екатерина Кинн.  
     down наверх down>
 
 
[37] "Рассказать я хочу про то, где я был этим летом. Про ХИ-2000 "Ангельские войны". Эту игру делала Лариса Бочарова (Лорка), и она попыталась ее сделать, сделав акцент именно на христианском аспекте у Толкина... [...] Скажу сразу: у ней многое получилось. И говорю я это не только за себя… Я почувствовал, что значит Верить. Я увидел красоту мира, в котором есть Бог. Никогда я теперь не смогу относиться к верующим по-прежнему (я считал их слабыми), ведь я их теперь понимаю... Если б у меня к тому моменту не было своей, сложившейся концепции мира - я бы стал христианином. А ведь это была просто игра..."
Келег (Владимир Потапов). "Толкин, христианство и ролевые игры"
 
     down наверх down>
 
 
[38] http://kulichki.com/tolkien/  
     down наверх down>
 
 
[39] Очень сжатый, но чёткий анализ этого "внутреннего" творчества (с выделением внутри него основных групп) дан в статье: Дмитрий Володихин, Наталия Мазова. "Новая игра или новая проза? Фантастика и движение ролевых игр". - "Литературная газета", 2002.  
     down наверх down>
 
 
[40] К сожалению, за пределами нашего рассмотрения остались крайне значительные произведения "Человек с железного острова" и "Звирьмариллион" Алексея Свиридова (он же - С.О. Рокдевятый); причина этого - исключительно в ограниченности объёма данной работы и исчерпанном сверх всякой меря лимите времени, отпущенного для её написания. Очень надеюсь, что в дальнейшем мне удастся восполнить этот пробел, уделив внимание рассмотрению свиридовских книг.  
     down наверх down>
 
 
[41] "Чем плох Перумов? Двумя вещами: во-первых, искажением толкиеновской системы ценностей, коя, собственно, и является главным содержанием всех произведений Профессора, а во-вторых, простите, тем, что он писать не умеет".
Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Кот диктует про валар мемуар..."  
     down наверх down>
 
 
[42] "...Это просто попытка попасть в Средиземье...  
А знаете, Перумов и не пытался. Это на посторонний взгляд что Кинн, что Ниенна, что Перумов - одно и то же. Перумов тупо, в лоб, по-ристанийски взял "материальную" часть Средиземья - то, что называется "антуражем", ни черта в нем не понял, в частности того, что у Толкиена антураж тоже является носителем определенных закономерностей, - и грубо воспользовался им, как сценой, для своей плохой пьесы. Сценарий плох. Система законов разрушена - ее не заметили и прошлись по ней коваными сапогами. Антураж умер. Что уж говорить после этого о том, что Эарендил, вообще говоря, не являлся потомком Берена и Лучиэнь! Плохо не то, что Перумов не сумел построить свое произведение по законам реальности Толкиена, а то, что он и НЕ ПЫТАЛСЯ, причем это видно невооруженным глазом. Основное в этом "произведении" - далеко не оригинальная и не имеющая никакого отношения к Толкиену идеология, причем нахрапистая и на уровне школьного сочинения".
Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Кот диктует про валар мемуар..."  
     down наверх down>
 
 
[43] "Небывалый огонь жег хоббита; можно сказать, он потерял голову, опьяняясь - впервые в жизни! - кровавой схваткой. Никогда не знал он такого упоительного боевого азарта - эта черта вообще глубоко чужда всем его родичам, - и тем более захватывающим оказался он для Фолко. Никакой надежды не осталось - так умрем же так, чтобы нас надолго запомнили! Мечники и копейщики хеггов в изумлении отступали перед невысоким разъяренным бойцом; многократно превосходя его в силе, они и догадываться не могли, насколько их противник ловок и гибок, насколько выносливы его закаленные суровыми испытаниями и странствиями мышцы".
Ник Перумов. "Чёрное копьё" ("Кольцо Тьмы". Книга вторая). - М.: "ЭКСМО-Пресс", 1998.  
     down наверх down>
 
 
[44] Аналогичным образом часть людей, прочитавших "Гарри Поттера" говорят о романах Дж. Роулинг как о "скучноватых" - и предпочитают им похождения печально известной Тани Гроттер...  
     down наверх down>
 
 
[45] Собственно говоря, произошло разделение между толкиенистами и "ролевиками". По сути своей, это две весьма различные группы, перемешавшиеся друг с другом в определённой степени, когда (Катерина Кинн называет даже конкретный год - 1990-й: см. обсуждение доклада) толкиеновская эпопея оказалась воспринятой как тема для "ролёвки" не только теми, кому близко творчество Профессора, но и, так сказать, "широкими массами" игровых клубов. Во многом, именно это слияние способствовало многократно упомянутому размыванию восприятия основ толкиеновского мировоззрения. "Благодаря" же Перумову, эти два явления снова начали разделяться. В последние годы прошлого столетия уже практически всем толкиенистам стала очевидной необходимость проведения "элитарок" (то есть Игр, куда приглашаются только единомышленники, а не все желающие подряд).  
     down наверх down>
 
   
 
 
------------------------------------------------------------------------ --------
 
 
(Продолжение статьи)
Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2703
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #1 В: сентября 13th, 2005, 8:08pm »
Цитировать Цитировать Править Править

Евгений Новицкий
 
ИГРАЕМ В ХОББИТОВ!
 
Эпопея Толкиена - "толкиенисты" - писатели толкиеновской традиции:  
три грани одного кристалла
 
 
Окончание  
(Начало статьи)
 
 
* * * * *
Пережив некоторые колебания, о какой из книг говорить во вторую очередь - о "Чёрной книге Арды" или о "Последнем кольценосце", я всё же остановился на романе Кирилла Еськова, хотя и нарушил этим хронологию их написания. Впрочем, сам Еськов говорит, что начал писать "Кольценосца", ещё не зная о "Чёрной книге" [46], так что такая перестановка допустима.  
 
Фабула "Кольценосца" в каких-то своих частях близка к "первоисточнику" вплоть до подражательности: "Задача героев и здесь - уничтожить артефакт, бросив его в Ородруин. Правда, на сей раз в качестве искомого артефакта выступает Зеркало Галадриэли... <…> (К сотой странице уничтожать надо было уже палантир)" [47]. Однако в основе своей сюжет претерпевает решительные изменения. Мордор оказывается не гнездом тьмы, а зародившейся посреди мира, опирающегося на магию, технологической цивилизацией. С позиции автора это - несомненный "плюс". Однако это не нравится представителям цивилизаций магических (прежде всего - эльфам), которые ополчаются на Мордор и в конечном итоге стирают его с лица земли. Все этические оценки Запада как света, и "Тьмы с Востока" были даны уже после этого противостояния и являются лишь результатом того, что "победитель всегда прав".  
 
Казалось бы, именно такой подход близок к христианскому отрицанию магического начала, как находящегося в реальном мире под несомненным контролем бесовских сил. Однако происходит нечто совсем обратное [48]. Представления о добре и зле полностью нивелируются. На смену размытым этическим критериям, как игровому феномену, приходит отрицание возможности существования какого бы то ни было идеала в реальной жизни, какой бы то ни было добродетели, измаранной тайными или явными, скрываемыми или бросающимися в глаза пороками.  
 
Строго говоря, ничего нового в этом нет. Перед нами - произведение, полностью вписывающееся в рамки постмодернизма. Разумеется, что в "постмодернистскую эпоху" оно находит "своего" читателя, на которого и была рассчитана: восторженные отзывы на "Кольценосца" появились именно с той стороны, откуда их и ожидал автор [49].  
 
Я, со своей стороны, обозначил бы художественный приём, на котором выстроен "Последний кольценосец", термином "малая демонизация" (почему именно малая, станет ясно ниже). Суть его такова: те, кого называют "светлыми", вовсе не так хороши, как кажутся, - и, собственно, ничем не отличаются от "тёмных".  
 
Сам автор рассматривает это изменение, вносимое им в толкиеновский художественный мир, как отражение реальной ситуации, подлинного соотношения добра и зла; в статье, написанной в качестве комментария к роману, он называет свой замысел "рационализацией и утилизацией" вторичного мира, созданного демиургом-предшественником (при этом не замечая, что характеризует собственное творчество терминами, которые у Стругацких имеют однозначно отрицательный оттенок). Впрочем, вопрос о "рационализации" остаётся открытым, поскольку в следующей же фразе статьи Еськов ставит под сомнение само однозначное существование реальности, "рацио" - в полном согласии с мировоззрением постмодернизма, любое событие истории может быть осмысленно с противоположных, но равноправных точек зрения [50].  
 
Тем не менее, писатель приводит весьма серьёзный аргумент в пользу необходимости именно такого, релятивистского взгляда на реальность - и именно как преодоление толкиеновского мировидения, в котором обнаруживает повод для тревоги. "...всю эту Югославскую порнографию [бомбёжку Сербии - Е.Н.], которой нет цензурного названия, учинили, на мой взгляд, дяденьки-англосаксы с психологией и мировосприятием двенадцатилетнего ребенка, который в жизни ничего не читал кроме сопроводиловок к компьютерным играм и - Толкиена. Очень-но способствует..." [51].  
 
Дело в том, что, по мнению Еськова, "нравственный релятивизм" оправдан и необходим, поскольку в качестве альтернативы возможна лишь неизбежная "чёрно-белость восприятия" - априорное "разделение персонажей на "хороших" и "плохих"" [52].  
 
Это опасение представляется резонным. Настолько резонным, что нам имеет смысл его поподробней обдумать. В самом деле, мы сами уже обнаружили, что в среде "пост-советских" толкиенистов отвержение деления персонажей на "светлых" и "темных", в определённой степени, обусловлено совсем недавним прошлым, упорным вбиванием в головы, сердца и совесть как "образа врага", так и "идеал строителя коммунизма". А ведь и правда: насколько же это опасно - поделить мир на "добрых" и "злых", уверенно отнеся себя к первой категории!  
 
Кирилл Еськов уверен, что Толкиен в своём Средиземье именно это и проделал [53]. И в этом он ошибается. Одна из художественных заслуг Толкиена в том и состоит, что эпическое (и сказочное) деление мира по грани "добро-зло" ни в коей мере не является в Средиземье противостоянием "своих" и "чужих". Множество раз замечено, описано и подчёркнуто, что каждый персонаж "Властелина Колец" совершает каждый раз свой собственный, сознательный выбор того или иного, в каждой ситуации, которая такого выбора требует. (Наиболее слабым звеном эпопеи, в этом отношении, являются орки - но и они, в конечном итоге, изображены Профессором как сознательные носители зла). Утверждение о "чёрно-белом" изображении персонажей также не основано ни на чём: вспомним хотя бы Боромира или Галадриэль, испытывающих - каждый в своей степени и со своими особенностями - внутреннее борение под искушающим влиянием Кольца.  
 
Тем не менее, всё новые и новые авторы статей, заметок, сиквелов обвиняют Толкиена именно в этих грехах, упорно повторяя ту же ошибку, которую совершает Еськов [54]. Почему?  
 
Дело в том, что именно данная ошибка является для них, с одной стороны, неизбежной, а с другой - ключевой. Неизбежной - потому что постмодернистскому сознанию категорически чужды не только извращённые представления о добре и зле (а именно на извращении этих понятий строится и коммунизм, и фашизм, и наказание "плохих парней сербов", et setera), но и вообще любая попытка отделить добро от зла, показать их объективность, не зависящую от точки зрения и субъективного взгляда на вещи. Ключевой же - потому, что под видом объективности, восстановления правды и справедливости, открывает возможность для опошления изначального замысла. Очень быстро смешение добра и зла переходит в отрицание добра как такового, в силу его невозможности в реальном мире.  
 
Так, одно из первых сведений, которые мы получаем в "Последнем кольценосце" об эльфах, таково: "Сама по себе рана была пустяковой, но никак не затягивалась и чуть что начинала кровоточить: эльфийская стрела, как обычно, оказалась отравленной" [55]. Противостояние такому противнику, хочешь не хочешь, приобретает оттенок борьбы за правое дело. Так что не стоит удивляться, как это делает сам Кирилл Еськов: "Вообще, это очень забавно: разным людям в процессе чтения вдруг становились симпатичны герои не вполне, скажем так, положительные" [56].  
 
Кроме того, ответственность за происходящее в Средиземье, по сути, с персонажей снята. Их воля, их выбор ничего не значат - поскольку не в состоянии противостоять могущественным штабам противоборствующих сил, осуществляющим тайные спецоперации, которыми опутано всё и все. И это опять - особенность не столько постмодернистской, сколько пост-советской ментальности: как заметил один из рецензентов "Кольценосца", "мы-то живем на развалинах Мордора" [57]!  
 
Итак, вслед за "перумистами", более адекватный для себя текст (нежели текст Профессора) получила та часть толкиенистов, которые отказывают Бытию в праве являться измерением реальности (и обладать некими абсолютами, по которым может оцениваться любое явление или событие). Единственное право именоваться реальностью эта группа утверждает за бытом с его отторжением "высоких категорий" [58]. При этом собственное этическое состояние воспринимается как единственно возможное, и все прочие персонажи, населяющие Ойкумену (как художественную, так и реальную) воспринимаются находящимися на том же моральном уровне. Логика проста: свет не может быть не замутнён тьмой, потому что внутри меня-то они перемешаны в причудливой смеси!.. [59]  
 
Обратили внимание? Количество народа, идущего с нами дружной толпой, заметно поредело. Люди со временем определяются, уточняют для себя свои цели, решают, куда именно хотят прийти - и кто-то сворачивает с хоббитских троп на боковые торные дороги.  
 
Оставшихся же впереди уже манит ещё одно прочтение, ещё одно вИдение реалий Арды. На этот раз - куда более серьёзное, нежели оба, рассмотренных выше.  
 
 
* * * * *
"Чёрная книга Арды" (ЧКА) Натальи Васильевой (Ниэннах) и Натальи Некрасовой (Иллет). Именно этот текст двух авторов, обобщивший отдельные фрагменты, которые уже были известны толкиенистским кругам, большинством читателей воспринимается как основной, "каноничный" [60]. Позже возникли ещё два текста с тем же названием, принадлежащие тем же авторам - но уже поврозь. Причина этого, насколько мне известно, состоит в том, что Иллет обратилась, стала воцерковлённой христианкой, и их творческий союз с Натальей Васильевой распался [61]. Ниэннах сейчас нигде не упоминает Некрасову в качестве своего соавтора, она переписала канву "Чёрной книги" и на своём сайте публикует сейчас её новый вариант [62]. В свою очередь, Наталья Некрасова выпустила в свет книгу "Чёрная книга Арды: Исповедь Стража", являющуюся продолжением и переосмыслением уже не эпопеи Толкиена, а ЧКА в её первоначальной редакции.  
 
Полемика с Профессором ведётся в данном произведении уже на его собственной территории. Если миры Перумова и Еськова - это принципиально иная Арда, несовместимая с реальностью "Властелина колец", то мир ЧКА, при всех оговорках, всё же совместим с толкиеновской художественной реальностью. Более того: в качестве самостоятельного произведения (в отрыве от толкиеновских текстов) ЧКА весьма трудна для понимания: в ней немало сюжетных линий, начало которых содержится не в самом тексте книги, а в "Сильмариллионе". Таким образом, перед нами - та же самая Арда, но увиденная совершенно иными глазами. Глазами Врага. Не сочувственное изображение Тьмы, как в "Последнем кольценосце", - а взгляд с позиций Тьмы: тёмное вИдение, тёмная романтика, тёмная правда...  
 
Здесь уже не работает аргумент: мол, это протест против "псевдо-Светлых", которые себя такими возомнил без всяких реальных на то оснований; хотя порой такое мнение о ЧКА и высказывается [63], несостоятельность его довольно очевидна. ЧКА не раскрывает тёмные стороны светлых персонажей, - эти персонажи отрицательны с самого начала. Книга - именно о Тёмных, об их внутренней красоте и благородстве, силе и слабости (оба качества - со знаком "плюс"Wink. Здесь нет сведения высоких порывов, чувств и поступков до уровня бытовой серости под маркой постмодернистского реализма. Здесь - могучий ренессанс романтизма в его классических проявлениях: герой-одиночка, отвергнутый своими, терпящий поражения, но вновь и вновь поднимающийся на борьбу за те цели, которые считает для себя значимей собственного благополучия и даже жизни.  
 
У Еськова эльфы низводятся на уровень мрачных политиканов, лишаются всякого романтического ореола, наделяются мелкими и непривлекательными душевными свойствами. В "Чёрной книге" романтика и возвышенный дух вовсю присущи её персонажам; но персонажи эти отнюдь не силы света, а тёмные эльфы (Эллери Ахэ) и люди, принёсшие присягу Мелькору - воины Аст-Ахэ, чёрные рыцари без страха и упрёка. Центральная же фигура и главный Герой книги - сам Мелькор.  
 
Словом, если в понимании Еськова светлое не так уж и светло (что мы обозначили образным выражением "малая демонизация"Wink, то в ЧКА уже тёмное претендует и доказывает своё право быть романтичным, справедливым, порядочным, являть собой честь и доблесть. Это уже - "демонизация крупного масштаба", демонизм как таковой: "Печальный Демон, дух изгнанья..." [64]  
 
Именно демонизм диктует всю логику развития действия в ЧКА. Восприятие поступков Мелькора как великого и праведного бунта против тотального подчинения Арды воле Эру и валаров, - восприятие это предопределяет нерв, интонацию и эмоционально-смысловой ряд романа.  
 
По сути дела, именно с появлением "Чёрной книги Арды" по-настоящему актуализировалась (хотя и до определённой лишь степени) проблема внутренней религиозности толкиенистских кругов. Ведь данный текст являлся ни чем иным, как гностическим осмыслением толкиеновской мифологии. Гносис же - явление религиозно-философское, что придало соответствующее звучание и роману, и его влиянию на участников Игр [65].  
 
Более того: если Толкиен вносит в "Сильмариллион" многочисленные аллюзии на различные мифологии, то в ЧКА время от времени возникают отчётливые параллели с Библией (к примеру, таковой является одна из первых глав под названием "Так записано в хрониках Верных"Wink.  
 
В связи со всем этим (теорией) и с растущим количеством поклонников именно "Чёрной книги" (практикой) стали звучать опасения (прежде всего, внутри самих толкиенистских кругов) об опасности данного текста, о его религиозной и сатанистской сущности, о возможности формирования секты "Тёмных", "ниэннистов" [66]. Весьма любопытен вот какой аспект подобных дискуссий: те обвинения и опасения, которые "внешние" адресовали и продолжают адресовать толкиенизму как движению в целом, теперь используются самими толкиенистами по отношению к возникшему в их среде тексту и к складывающейся вокруг него группе. Всё это, по внешним проявлениям, действительно похоже на процессы, протекающие в религиозном сообществе при обличении "верными" зародившейся ереси.  
 
Однако при ближайшем рассмотрении обнаруживаем, что такое сравнение некорректно: хотя бы из-за отсутствия главной составляющей любого процесса борьбы с ересями: восприятие текста первоисточника как сакрального, дарованного свыше. Всё то, о чём говорилось ранее по поводу природы Игры, остаётся в силе: её стихия не позволяет слишком серьезно воспринимать самоё себя. Поэтому, если я и завёл речь о гностическом характере ЧКА, то считаю своим долгом уточнить: гностицизм этот возникает также в "снятом" состоянии. В силу того, что произведение вписано, как ни крутись, в контекст Игр [67], оно при всех своих претензиях на постижение основ мироздания устремлено в направлении от сакрального к обыденному, игровому. То есть, все философские построения в конечном итоге сводятся к художественному приёму, который помогает авторам выразить свое отношение к реальности (не игровой, а повседневной), - чем, собственно, и занимается вся литература.  
 
Поэтому вряд ли можно считать аргументом в пользу формирующейся вокруг ЧКА секты примеры, периодически приводимые в толкиенистских кругах, - о девочках, которые всем стилем жизни начинают подражать тёмным персонажам из данного произведения. Нетрудно заметить, что ситуация эта аналогична тому, что происходит и в толкиенистском движении в целом. Во-первых, кто хочет "заморочиться" - тот "заморочится" на любом материале; первичным является именно это желание, а не использованный в качестве повода текст. Во вторых, "замороченных" адептов "Чёрной книги Арды", равно как и "Властелина колец", крайне мало. Большинство же "ниэннистов", как бы увлечённо они не вживались в свои роли, прекрасно помнят, что роли эти ограничены рамками лишь данной художественной реальности. Очень показательно в этом смысле следующее высказывание, сделанное "сторонником" ЧКА:  
 
"...будь я в мире Черной Книги, лазеры моей тарелки были бы направлены против Валар, за Жизнь во всем её разнообразии. Ну а в мире Толкина я на стороне Светлых" [68].  
 
И - тем не менее... Всё же необходимо немного "сдать назад" - и признать, что ЧКА находится гораздо ближе к грани между обыденностью Игры и сакральностью религии, чем какой-либо другой текст из "толкиенистской субкультуры". По воле авторов, или помимо их воли, но это так. "Ниэннисты" действительно сформировались внутри толкиенизма как особая группа. ЧКА породила самостоятельный поток продолжений, "вариаций на тему" и апокрифов, который уже сопоставим с тем, что пишется "по мотивам" непосредственно Толкиена [69]. Причём уже можно говорить о возникновении зарубежной субкультуры, проистекающей из этого романа [70]! И - слишком уж глобальные, серьёзные, неигровые темы затрагивает "Чёрная книга Арды", решая их (пусть и в игровом процессе) в пользу зла...  
 
Собственно говоря, ЧКА (как первая, так и вторая её редакция, единовластно принадлежащая Наталье Васильевой и по концепции не отличающаяся от первоначального текста двух авторов), в силу всего упомянутого здесь, неизбежно привела к поляризации внутри толкиенизма. Вызов был брошен - и принят. Произведение, сумевшее отобразить именно толкиеновскую вселенную, но сделавшее это с точностью негативного изображения, побудило многих определиться с понятиями добра и зла, сравнить этические парадигмы Профессора и Ниэннах, - и сделать выбор.  
 
Разумеется, результаты подобного раздумья и выбора начинают воплощаться ещё в один пласт литературных произведений. И нас уже томит вопрос: какова же будет та книга, которая сумеет войти в данное литературно-мировоззренческое "противостояние" на достойном уровне?  
 
 
* * * * *
Весьма интересным и заслуживающим нашего читательского внимания романом стала "Исповедь Стража" Натальи Некрасовой. После творческого "разрыва" с Васильевой Иллет решила обосновать - для себя и читателей, - какое именно место в художественном мире Толкиена может занимать "Чёрная книга Арды". Эту задачу она ставит не только перед собой, но и перед своим главным персонажем, гондорским стражником по имени Галдор. Именно ему, живущему уже в Четвёртую Эпоху Средиземья, предстоит ознакомиться с текстом "Чёрной книги" и понять, чем она является.  
 
Каюсь! Я не читал "Исповедь Стража". По самой банальной причине: не смог отыскать её ни в виде книги, ни на просторах интернета. Поэтому доверюсь человеку, с текстом знакомому, и приведу пространную цитату из статьи Владислава Гончарова.  
 
"Философия Галдора изложена в первых строках, с которых начинается роман: "Я не верю в правду победителей. Я не верю в правду побежденных. И те, и другие равно лгут". Профессия Стража - выяснить истину, и Галдор занимается этим, перебирая страницы древней рукописи, многие фрагменты которой созданы едва ли не на заре времен. Но он стремится не только воссоздать картину происходившего, но и понять, почему же на протяжении тысяч лет одни и те же события разными людьми упорно трактовались с диаметрально противоположных точек зрения. Галдор не занимается расследованием в прямом смысле этого слова - он исследует Историю и ее преломление через нюансы человеческой психологии. Пытаясь понять, что двигало адептами той и другой стороны - жажда власти, религиозный фанатизм, стремление к свободе? Или что-то другое?  
 
И вместе с автором романа Галдор приходит к очень неутешительному выводу. Возможно, Мелькор, он же Моргот, Черный Враг, действительно желал только добра. Но большинство его деяний неизбежно приводили ко злу. И вовсе не потому, что любая дорога в ад вымощена благими намерениями - это ведь тоже ложь, придуманная теми, кто стремится оправдать свою подлость. Просто стремление к абсолютной свободе, пусть даже свободе творчества, неизбежно влечет за собой попрание свободы других. А далее борцы за свободу неизбежно начинают делить людей на тех, кто заслужил эту свободу и тех, кто свободы недостоин. При этом согласно логике войны, все их противники неизбежно попадают в разряд недостойных.  
 
[...]  
 
Словом, второй том "Черной книги" [то есть, "Исповедь Стража" - Е.Н.] по сути, представляет собой полемику с первым томом [с "Чёрной книгой Арды" Н.Васильевой - Е.Н.]. Нет, он не ставит все опять с ног на голову (или с головы - на ноги) и не собирается вновь опровергать сюжет первой книги. Просто "Исповедь Стража" заставляет по-новому взглянуть на основные ее тезисы, на поведение и моральные качества персонажей, пусть даже тех, кто искренне мнят себя возвышенными, благородными и непонятыми. А также на такие общечеловеческие понятия, как свобода и долг, власть и гуманизм" [71].  
 
...Вы ничего не замечаете?.. Оглядитесь-ка вокруг повнимательней. Почему так замирает сердце, - неужели оно чувствует что-то знакомое в окрестных пейзажах? Неужели, как и предсказывала нам хоббитская песенка, - как бы далеко ни завела нас дорога, рано или поздно она вернётся к родному порогу; пусть даже ей для этого потребуется обогнуть весь земной шар?!..  
 
Неужели мы возвращаемся Домой?..  
 
 
* * * * *
После появления ЧКА в толкиенистской "тусовке" родился такой анекдот-байка. Жила-была девочка-школьница, юная и наивная. Забрела она однажды случайно на Хоббитские Игры местного значения (которые проводились скорее по Ниэнне, чем по Профессору) - и пришла в полный восторг: "Ой, а во что это вы такое играете?" В качестве ответа ей вручили "Чёрную книгу". Прочла её наша девочка, - вроде бы здорово, интересно, но уж больно всё неправильно и несправедливо получается! Нельзя же злодеев такими благородными изображать! Село наивное дитя за стол, да и написало "Белую книгу Арды" - сама не зная, что, собственно, повторяет сюжет Толкиена, воссоздаёт его замысел заново.  
 
Когда в Интернете стал появляться по главам роман днепропетровской писательницы Ольги Брилёвой (Чигиринской) "По ту сторону рассвета" (ПТСР), а особенно после того, как в 2003 г. московское издательство "ЭКСМО" выпустило его в двух толстых томах [72], "толкиенутое" сообщество дружно воскликнуло со смехом, что пророчество сбылось, и "Белая книга" написана. Впрочем, Брилёву никак нельзя считать наивным новичком - за её плечами, помимо ряда произведений "малых жанров", имеется роман "Ваше благородие" - совершенно дерзкий по замыслу и блестящий по воплощению сиквел аксёновского "Острова Крым".  
 
В основе сюжета огромного брилёвского произведения - история любви Берена, сына Барахира, и Лютиэн Тинувиэль и связанная с ними линия эльфийского короля Финрода Фелагунда. В "Сильмариллионе" данное повествование занимает от силы пару десятков страниц… Впрочем, Толкиен начал разрабатывать этот сюжет ещё до написания "Сильмариллиона", и возвращался к нему насколько раз - оставив несколько вариантов, весьма сильно отличающихся друг от друга. Особое значение для мифологической системы Арды как Берена и Лютиэн, так и, в особенности, Финрода уже отмечалось исследователями [73].  
 
Автором ПТСР на обложке обозначен некий обитатель Арды, тёзка главного героя Берен Белгарион; сама же Ольга Брилёва значится как переводчик. Выстрел, поражающий сразу трёх зайцев. Во-первых, это элемент Игры; во-вторых - параллель с аналогичной подачей первой редакции "Чёрной книги Арды"; в-третьих - художественный приём, позволяющий писателю отстраниться от автора-рассказчика, превращая его в ещё одного персонажа [74].  
 
Все эти три составляющие - значимы. Благодаря отстранённости от "автора" (согласно предисловию [75], Берен Белгарион, живущий в Арде в Восьмую Эпоху - тысячелетия спустя после описываемого времени! - реконструирует события мифологического прошлого, косвенно созвучные тем роковым обстоятельствам, в которые вовлечён он сам) Брилёвой удаётся решить сложный вопрос соотнесённости художественных миров "Сильмариллиона" и "Властелина Колец" в единой художественной реалии собственного произведения. Приём, общий с ЧКА, сразу же открывает читателю, что ПТСР перерабатывает сюжеты не только "Сильмариллиона", но одновременно и "Чёрной книги", вступая с ней в мировоззренческую полемику. Наконец, моделирование игровых условий имеет своей целью не мистификацию; Ольга подчёркивает тем самым, что появление романа глубоко коренится во всех обсуждениях и спорах - очных и заочных, игровых (ситуативных) и непосредственных (диалоговых), устных литературных, - которые, по сути, и являются квинтэссенцией и смыслом всей толкиенистской субкультуры.  
 
Именно это последнее, оказываясь непонятым, вызвало у части читателей критику неприятие данного произведения. Так, Светлана Лихачёва в своей рецензии на роман Брилёвой, довольно убедительно показывает, что в художественном мире Толкиена, где люди Запада моногамны, целомудренны, ненавидят рабство, а эльфы светлы и печальны, - невозможны такие эльфы и такой Берен (весьма плотской и невоздержанный на язык), как они изображены в ПТСР. "Не бывает, не бывает, не бывает... Не бывает - в данном конкретном вторичном мире, перерабатывать и дополнять который берется О.Брилева", - пишет автор статьи и делает вывод о книге в целом: "Погрешности не на уровне языка, а на уровне мировоззрения" [76].  
 
Однако подобное мнение - далеко не единственное, и уравновешивается прямо противоположными отзывами [77]. Задачу совмещения совсем "нелегендарного" Берена из ПТСР с Ардой "Властелин Колец" и существующей в ней мифологией, в состав которой входят различные варианты текстов о Берене и Люиэн, Ольга Брилёва решает, как уже было нами отмечено, путём введения дополнительного персонажа-автора, который и создаёт данную "реконструкцию"; по сути, Берен Белгарион в реальности Арды создаёт произведение, аналогичное в нашей реальности романам Лайоша Мештерхази о Прометее и Мэри Рено о Тесее  
 
Главное же, чего на мой взгляд не понял процитированный выше рецензент: ПТСР написан в другом месте и в другое время, нежели ВК. Невозможно дважды войти... - и воссоздание толкиеновских реалий во всей их чистоте и стерильности приведёт не к воссозданию "духа Толкиена", а к появлению бледной тени, беспомощной и безликой. Полемика вокруг ВК, преломление толкиеновских сюжетов в многолетней игровой практике, высказываемые претензии (пусть не к самому Профессору, а к тому, какое звучание получили те или иные мотивы его книг, оказавшись адаптированные в иной стране и иных реалиях), - весь этот контекст не может не учитываться автором, пытающимся идти вослед Профессору, и при этом постараться не очень отстать от него [78].  
 
Скажу своё мнение: Ольге Брилёвой это удаётся в полной мере. ПТСР умудрилась стать одной из тех книг, которую человеку обязательно следует прочесть на протяжении жизни.  
 
Хотя, казалось бы, Ольга идёт по стопам не Толкиена, а авторов предыдущих "произведений на тему", впитав их основные постулаты. И у неё - светлые вовсе не идеальны (а порой и страшны), и тёмные вовсе не предстают исчадьями ада. Позволю привести себе две цитаты из рецензий других авторов - потому что лучше и одновременно лаконичнее, нежели они, мне выразить мысли вряд ли удастся.  
 
"…придерживаясь толкиеновской трактовки и изложения событий, О. Брилева предоставляет высказаться и противникам света, слугам Мелькора; опираясь на "Чёрную книгу Арды", соединяет и сталкивает две противоположные точки зрения на одни и те же события. В ее повествовании орки, черные рыцари Аст-Ахе не выглядят бездушными негодяями; эльфы, гномы, люди - непогрешимыми героями" [79]  
 
"Очень ненавязчива и честна "идеология". Она строго канонична, чего мы еще не видывали. Свет - Добро, Тьма - Зло. Но это становится ясно далеко не сразу, это не декларация. Темные не карикатурны - они обаятельны, неглупы и убедительны; Саурон - так вообще самый умный персонаж романа. Брилева сыграла смело: все реалии "Черной Книги" Ниеннах введены в текст; люди Аст-Ахэ вполне честны, благородны и желают всем добра. Но Брилевой удалось показать (не "рассказать", а именно показать!), куда ведет их логика. За рыцарями Аст-Ахэ видятся пламенные комсомольцы 30-х годов - хотя автор ни разу не позволила себе даже самой смутной аллюзии..." [80]  
 
В том-то всё и дело, что для Брилёвой сложность, многоплановость, противоречивость и неоднозначность её персонажей (вплоть до кажущегося отходя от толкиеновской художественной реальности) не есть интеллектуальная гимнастика или обличение: мол, все одним миром мазаны!.. Автор ПТСР, ни много ни мало, ставит перед собой вопрос: обычные, реальные люди из плоти и крови, подверженные страстям и порокам, - есть ли для них место в толкиеновской реальности, где подлинными ценностями являются Достоинство, Благородства, отстаивание Правды?.. Потому что если эти качества свойственны лишь книжным людям и эльфам - то бедный наш мир и бедные мы!..  
 
И мы видим, как в схватке добра и зла с обеих сторон выступают… порой очень похожие друг на друга люди и mirroanvi ("воплощённые", т.е. "разумные существа Арды вообще" [81]). Становится ли сама схватка от этого проще - или сложней?..  
 
И вот здесь - очень важно обнаружить, что Брилёва не уходит от Толкиена, а напротив - максимально следует его художественному вИдению, его мировоззрению. Слово - Профессору:  
 
"Конечно, в "реальной жизни" правота каждой из сторон не очень-то очевидна - хотя бы просто потому, что тираны из рода человеческого редко доходят до такой степени развращенности, чтобы стать одержимыми единственно злою волей. Насколько я могу судить, некоторые действительно превращаются в такие живые примеры чистого порока, но даже они вынуждены править подданными, из которых вовсе не все развращены в той же степени, - многие будут нуждаться в декларации иллюзорных или истинных "благих намерений" тирана. Именно так все и происходит в наши дни. И тем не менее, есть очень ясные случаи, например, акты жестокой и неоправданной агрессии, и в таком конфликте правой может быть только одна сторона, даже если ответная ярость и обида вынудит эту правую сторону совершать злые дела. А еще есть конфликты из-за важнейших идей и ценностей. В таких случаях самое главное - это оказаться на правильной стороне, и меня совершенно не волнует, что людьми на этой правильной стороне двигают самые разные мотивы, что они преследуют какие-то личные цели, ведут себя низко - или благородно, ведь в конце концов, поступать то правильно, то неправильно человеку свойственно. Если речь идет о конфликте между тем, что может по праву называться добром и злом, то праведность или неправедность какой-либо из сторон не устанавливается и не выявляется тем, что они говорят о себе; суждение об этом можно вынести только основываясь на представлениях, которые не имеют отношения к конфликту, находясь, так сказать, над схваткой. Судья должен сказать "этот прав, а тот не прав" исходя из критериев, которые он считает правомерным применять в любом случае. И если это так, то правота останется неотчуждаемым достоянием правой стороны и полностью оправдает (в высшем смысле) ее дело. (Заметьте, я говорю о правом деле, а не о правоте каждого отдельного лица. Конечно, в глазах судьи, чьи моральные принципы имеют религиозную или философскую основу, да что там, в глазах любого человека, не ослепленного фанатизмом, правота дела не сможет оправдать аморальные действия людей, которые этому делу служат. Но верно и другое: даже если "пропаганда" воспользуется свидетельствами о таких случаях, чтобы доказать "неправоту" правой стороны, ее аргументы не будут иметь веса. Это агрессоров нужно винить за злые дела - ведь они совершаются из-за того, что попрана справедливость, и принесенное ими зло породило ответное зло и разбудило злые страсти (что агрессоры, в принципе, должны полагать естественным и предвидеть). Так что в любом случае у них нет права жаловаться на то, что их жертвы требуют око за око и зуб за зуб.)  
 
Верно и то, что добрые деяния неправедной стороны не могут оправдать их дела. Да, люди, стоящие на стороне зла, могут проявлять героизм или даже совершать еще более нравственные поступки - проявлять милосердие и терпимость. Судья может отдать им должное и возрадоваться тому, что некоторые люди способны подняться над ненавистью и яростью конфликта. Он также может сожалеть о злых деяниях правой стороны и печалиться о том, что ненависть, единожды вспыхнув, способна увлечь за собой кого угодно. Но это не изменит его решения о том, какая сторона права, и о том, кого винить за все то зло, что обратилось на нападающих.  
 
В моей истории нет Абсолютного Зла. Я вообще не думаю, что оно существует, потому что это на самом деле Ноль. Я также не думаю, что какое-либо разумное существо может полностью обратиться ко злу. Сатана пал. В моем мифе Моргот пал до Творения физического мира. В моей истории Саурон являет пример существа, чья воля преданна злу настолько, насколько это возможно. С ним случилось то же, что и со всеми тиранами: он хотел добра, по крайней мере, даже когда он желал переустроить землю, руководствуясь исключительно с собственными представлениями о должном, он думал о (материальном) благополучии тех, кто эту землю населял. Но он зашел дальше, чем человеческие тираны, в своей гордыне и жажде власти, ибо изначально он был бессмертным (ангельским) духом. Во "Властелине Колец" война идет не за "свободу", хотя, конечно, речь идет и о ней. В моей книге речь идет о Боге, и о том, что поклоняться следует только Ему. Элдар и нуменорцы верили в Эру Единого, истинного Бога, и почитали поклонение кому-либо другому мерзостью перед лицом Его. Саурон же желал стать и Богом и Владыкой, и прислужники его воздавали ему такие почести, а если бы он победил, то он потребовал бы ото всех разумных существ поклоняться ему как Богу и признать его князем мира сего. Так что если бы "Запад" в отчаянии прибег бы к помощи орд орков и с особой жестокостью разорил бы земли тех людей, что состояли в союзе с Сауроном или просто могли бы оказать ему помощь, даже тогда вне всяких сомнений Дело людей Запада осталось бы правым...  
 
Так что вся эта болтовня в рецензиях и в письмах читателей насчет того, насколько хороши мои "хорошие люди", добры ли они и милосердны, и не обижают ли вдовицу (а они, вообще-то, не обижают), - вся эта болтовня не имеет никакого отношения к делу. Некоторые критики пытаются представить меня как человека, еще не избавившегося от подросткового максимализма, и как недалекого ура-патриота, но они умышленно искажают смысл моей книги. Это не мои убеждения, и в книге нет таких идей. Посмотрите на Денетора - разве его образ тому не подтверждение? Я изобразил тех, кто воюет за "правое" дело (хоббитов, Рохиррим, людей Дейла и людей Гондора) такими же, как обыкновенные люди, и отнюдь не лучше. Мир моей книги не "воображаемый", это воображаемый исторический период "Средиземья" - мира, в котором мы все живем" [82].  
 
...Что же получается у Брилёвой в результате?  
 
Во-первых, - ЖИВАЯ ЖИЗНЬ, в которую веришь безоговорочно уже после первых страниц, в которую входишь - и обнаруживаешь там место и для себя. Именно так отозвался о ПТСР мой 15-летний сын, когда я попросил его высказать своё мнение о книге в двух предложениях: "Это не книга. Это жизнь". Причём это - не слова толкиениста. И слово "жизнь" означает не приятие вымысла за реальность, а тот уровень художественного вымысла, когда "кончается искусство, и дышат почва и судьба".  
 
Во-вторых же, - став, видимым образом, на путь, уводящий всё дальше от толкиеновской эпопеи, автор ПТСР, на самом деле, вернулась к его системе ценностей - оформленной в иную образную оправу (так, что не все узнаЮт в этом новом оформлении то самое мировоззрение, на котором неуклонно стоял Профессор), но неизменённой и цельной. Причём это возвращение - сознательное и убеждённое. Убеждённость христианина - католика - Джона Рональда Руэла Толкиена возвращается к нам, преломленным (но не искажённым) через призму романа христианки - католика - Ольги Брилёвой. И все, сказанное о ПТСР выше - следствие этого [83]. То, что ПТСР, помимо "Властелина колец" проистекает из игровой ситуации, ни в коей мере не помешало автору, а, скорее, помогло ей совершить это возвращение к истоку.  
 
Собственно, весь роман - о преодолении невозможного, и о преодолевающих. В мире, которому не открыта Благая Весть, её присутствие кажется невозможным, немыслимым, - но она существует в виде пред-ожидания, в виде немыслимой, но всё же существующей Надежды на то, что - за пределами света, По Ту Сторону Рассвета.  
 
И речь не только о Финроде, христианские прозрения которого изображены уже самим Толкиеном (в "Беседе Финрода и Андрет", неоднократно цитируемой Брилёвой) [84]. Автор ПТСР, следуя воле создателя Арды, осмысляет путешествие Финрода вместе с Береном и его смерть как сознательное крестоношение и полагание жизни своей за други своя, - да ведь это так и есть, с какой стороны ни посмотри. Но и сам Берен, следуя по этому пути, неведомому, но ощущаемому им во всём - в танце и любви Лютиэн, в окружающей страшной и мерзкой реальности, в собственном сердце, где порой не менее омерзительно, - следует за Богом Неведомым (пока!) на свою Голгофу [85]. Он ещё не знает, за Кем идёт. Мы - знаем.  
 
4
 
Что ж… Вот мы и дома. Вместе с романом Ольги Брилёвой мы вернулись к Толкиену, а через него - к Евангелию. Субкультура толкиенизма, казалось бы, постоянно удаляясь от собственных изначальных ценностей, в какой-то момент оказалась открытой для возвращения этого Первичного. Процессы игровой деятельности и литературного творчества оказались не помехой, а тернистыми тропами. Избитая истина: нередко, чтобы найти то, что хранится у тебя дома, нужно уйти из него и обойти землю вокруг…  
 
Разумеется, как и любая культурная среда, толкиенизм остаётся открытым: в нём сохраняется многообразие мнений, взглядов, интересов и убеждений. Поэтому каждый волен выбирать своё. И в этом - свобода нашей человеческой воли.  
 
Конечно же, очень многое нам с вами пришлось рассматривать на ходу, упрощённо, схематически. Однако увиденная нами картина, будучи даже несколько упрощенной, на мой взгляд, адекватна процессу современного игро-, мифо- и художественного творчества, берущего свои истоки в рощах Шира и у подножия Ородруина.
   
 
 
------------------------------------------------------------------------ --------
 
[46] "Boombaras: А вообще-то не страшно было писать такое после "Чёрных хроник Арды"? Smiley
Eskov: Вы будете смеяться, но я узнал о существовании "Чёрных хроник" и Перумовской... чуть не сказал - монографии, когда "Кольценосец" был дописан почти до половины".
Кирилл Еськов. ICR-интервью 30 октября 1999 на сайте "Русская Фантастика"  
     down наверх down>
 
 
[47] Вальрасиан. ""Последний кольценосец". К. Еськов". (Рецензия)  
     down наверх down>
 
 
[48] В последние годы мы на примере "антипоттеровской" истерии имели возможность убедиться: пытаясь осудить волшебство в сказочном мире, мы не следуем за Христом, а стремительно от Него удаляемся, отвергая и обвиняя в "сатанизме" даже книги Клайва Льюиса и Джоанны Роулинг, несомненно несущие в себе свет Христовых призывов.  
     down наверх down>
 
 
[49] "..."Кольценосец" писан для вполне определенной аудитории: это просто еще одна "сказка для научных сотрудников младшего возраста", к числу коих принадлежу и я сам. Для скептиков и агностиков, которые были воспитаны на Стругацких и Хемингуэе, и для которых Толкиен - всего лишь неплохой (хотя и нудноватый) детский писатель. Именно эта публика и поимела максимальный кайф от романа..."
Кирилл Еськов. "Как и зачем я писал апокриф к "Властелину колец""
Справедливости ради, заметим, что вопрос о детерминирующем влиянии чтения Хемингуэя и Стругацких на формирование скепсиса и агностицизма как стиля мышления, - вопрос этот весьма и весьма спорен. Можно привести примеры, когда книги тех же братьев подтолкнули читавших их в совершенно иную сторону, став побудительным мотивов для поисков, которые завершились встречей со Христом.  
     down наверх down>
 
 
[50] Приведём эту цитату полностью: "...реакция по-детски разобиженных толкинистов выводит нас на одну по-настоящему интересную проблему: о "рационализации и утилизации" вторичных миров, созданных демиургами-предшественниками. (Так ли уж "первичен" мир, в котором мы с вами живем - т.е. был ли на самом деле Ричард III злобным горбуном-клятвопреступником, а Александр Невский - chevalier sans peur et sans reproche - это вопрос отдельный и далеко выходящий за рамки нашего эссе)".
Кирилл Еськов. "Как и зачем я писал апокриф к "Властелину колец""  
     down наверх down>
 
 
[51] Кирилл Еськов. ICR-интервью 30 октября 1999 на сайте "Русская Фантастика"  
     down наверх down>
 
 
[52] Кирилл Еськов. "Как и зачем я писал апокриф к "Властелину колец""
И, чуть ниже:
"Так что когда мне настала пора расставлять на доске фигуры, я положил для себя следующее: ладно, пускай будут "черные" и "белые" (канон обязывает), но уж по крайней мере граница между теми и другими у нас будет проведена не по фарватеру реки Андуин, а несколько более извилистым образом - по типу как в жизни бывает..."  
     down наверх down>
 
 
[53] "Романтическая традиция вовсе не подразумевает априорного отношения к любому "человеку с той стороны" как к исчадию ада - т.е. того, что последовательно и неуклонно практикует Толкиен".
Кирилл Еськов. "Как и зачем я писал апокриф к "Властелину колец""  
     down наверх down>
 
 
[54] Вот как пишет об этом Б.Жуков, отвечая на статью Константина Заводских "Сага про хитрую Элберет и простодушных Гимли":
"...рассматривая книги Толкина в целом как аллегорию нашего мира, г-н Заводских заключает: сочинения Толкина пронизаны идеей жесткого разделения персонажей на "плохих" и "хороших", а последних - на "высших" и "низших" по факту рождения. При этом "высшим хорошим" прощается все, а в отношении "плохих" все дозволено. И - торжествующий вывод <...>: "Если мы попытаемся перенести моральные критерии, присущие трилогии, на наш реальный мир, то обнаружим, что они подпадают под определение патерналистических, реакционных, антиинтеллектуальных, расистских, фашистских". Вывод этот, судя по редакционному предисловию к сборнику и некоторым намекам самого г-на Заводских, должен ошеломить любителей книг Толкина. Увы, он им не просто хорошо знаком - он им осточертел. Можно с текстом в руках доказать, что основан он на недоразумениях, на произвольной (а то и прямо некорректной) интерпретации текста, на невесть откуда взятых предположениях и невесть в чем состоящих аналогиях... Но зачем? Завтра еще какой-нибудь ничего не знающий о своих предтечах критик порадует мир своим потрясающим открытием: оказывается, ваш хваленый Толкин - расист, авторитарист и обскурант!"
Борис Жуков. Охота на эльфов. - "Палантир" - Журнал толкиновского общества Санкт-Петербурга, #17.  
     down наверх down>
 
 
[55] Кирилл Еськов. "Последний кольценосец". Цитируется по экземпляру, выложенному на сайте русской фантастики в разделе "Книжная полка".  
     down наверх down>
 
 
[56] Кирилл Еськов. ICR-интервью 30 октября 1999 на сайте "Русская Фантастика"  
     down наверх down>
 
 
[57] "Еськов человек очевидно умный, в поисках дерзкий, для решения поставленных задач достаточно талантливый. Тем интереснее, что у него случилось с Толкиеном. Он ему не то чтобы проиграл... Он проявил всех нас, живущих здесь. И вне зависимости от собственных намерений доказал: МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОРКИ. Джон Рональд Руэл Толкиен не ошибся! <…> Как и я поначалу, он [Еськов - Е.Н.] оказался категорически не способен просто принять необходимость выбора: светлые силы или темные. Нам это трудно, выбор. И мы не умеем поверить, будто одинокий хоббит может победить. [...] Здесь судьбу мира вершат спецслужбы. Гондорская, итилиенская, умбарская, эльфийская… Кольцо, а значит и свободная воля Фродо были пропагандой победителей. Это ложь. Без организации человек ничто. Без профессионалов его смелость и честность могут привести лишь в подвал, где очередная спецслужба заставит мечтать о быстрой смерти, всё вокруг конкретно и разноцветно, светлые и темные силы - выдумка для дураков, есть просто сила, не испачкавшись не доползёшь до финала... Друзья! Это наша с вами вера! Узнаёте?" - Александр Борянский. "Между Западом и Востоком". - Газета "Время "Ч"". - Одесса, июнь 2002.
...Работая над статьёй и дойдя до этого места, я вдруг начал понимать причины совершенно неадекватного восприятия немалой частью наших соотечественников - как на Украине, так и в России - мотивов, природы и сути украинской "Оранжевой Революции" в конце 2004 года, причины их нежелания (или неспособности?) услышать объяснения нас, её участников и поиска неких закулисных сил, за этим стоящих. В самом деле: хоббиты неспособны победить, их могут только использовать!..  
     down наверх down>
 
 
[58] "...факт есть факт: критике "Последний кольценосец" понравился. Свет их жжёт, вот что. […] Понимаешь, я как бы пытаюсь себя под Средиземье перекроить, а они - Средиземье под себя. Они не хотят, чтобы им было больно от света, вот и высокое с низким смешивают, чистое с грязным, светлое с тёмным - так, чтобы не разобрать было и глаза не слепило".
[Полина Фёдорова.] ""Последний Кольценосец" К. Еськова (Совместная аннотация Эстеры и Айриэль в форме диалога)"  
     down наверх down>
 
 
[59] Философия "Человек - мера всех вещей" в её крайнем проявлении ("Мера всех вещей - это я"Wink в разные эпохи именовалась по-разному: сейчас это - "постмодернизм", до этого - "мещанство"... И не это ли стремление стало в начале истории одним из стимулов свершившегося грехопадения: желание в качестве этического абсолюта подменить Бога собой, "сделаться как боги" (Бытие 3)...  
     down наверх down>
 
 
[60] Первые фрагменты "Чёрной книги" появились ещё в 1991 году, а в 1995 г. увидело свет печатное издание первой редакции книги (Н. Васильева и Н. Некрасова были обозначены как переводчики, в качестве же авторов указаны были Ниеннах и Иллет). - http://zaborische.narod.ru/critique/goncharov1.html  
     down наверх down>
 
 
[61] См.: "Человек и его вера" - Православный форум диакона Андрея Кураева. Тема № 20927 - "По ту сторону рассвета", сообщение № 553122.  
     down наверх down>
 
 
[62] В сети мне удалось обнаружить ещё один текст "Чёрной книги", выложенный пиратски, без каких-либо примечаний и комментариев. Автором его значится одна Наталья Васильева. Текст этот содержит отдельные главы первой редакции ЧКА, а также фрагменты, не встречающиеся ни в одной из редакций. Они посвящены назгулам и событиям, связанным с Фродо и Кольцом Всевластья. Стилистика данных фрагментов неоднородна, и принадлежность их одному автору вызывает сомнение. Природа этого текста пока остаётся для меня неясной.  
     down наверх down>
 
 
[63] См, хотя бы, талантливую полемическую статью в стихах: Mithgol the Webmaster. "1000000".
Показательно также мнение, выраженное в статье Владислава Гончарова, - о том, как воспринималась ЧКА сразу после её выхода в свет: "Воистину, это был толкиенистский "Архипелаг ГУЛАГ"".  
     down наверх down>
 
 
[64] Романтизм по самой своей сути наиболее приспособлен для демонических сюжетов, убеждений, мировоззрений (в силу ряда особенностей данного художественного метода). Так было и в начале XIX-го, и в начале ХХ-го вв. Что же - и в начале века XXI-го нас ждёт очередной романтический ренессанс, и ЧКА - его первая ласточка?..  
     down наверх down>
 
 
[65] Поскольку выдвигать тезис о гностицизме того или иного текста - дело крайне ответственное, попробую вкратце обосновать это своё утверждение.
Концепция мира Арты-Арды не просто досконально разработана и описана в ЧКА - это именно философская, а не мифологическая картина, влияющая на всё последующее развитие действия. Вместо очевидных противопоставлений "мир - хаос", "свет - тьма", "наличие - отсутствие" авторы ЧКА вводят новые дихотомические пары, являющиеся плодом логических построений весьма высокого уровня. Позволю себе привести в качестве иллюстрации пространную цитату:
"Тогда создал он в Эа замкнутую сферу, и была в ней Пустота, что должна была стать преградой, отделяющей мир от Эа. Но силу для творения пришлось черпать извне, и изначально в сферу не-Эа проникло ее бытие. Была она лишь лакуной в общей ткани, и существовала только благодаря Эа. И вошел Эру в не-Эа, и были там чертоги его, где не было Тьмы, но не было и Света, ибо не было там ничего. "Здесь, - сказал он, - создам Я новый мир". Но чтобы мир этот был иным, самому Творцу нужно было стать новым, не ведающим ни о других мирах, ни об Эа. А этого он не мог. Он мог лишь заставить себя ослепнуть, забыть о том, что лежит за пределами его чертогов. И сказал он: "Да станет этот мир слепым, да не увидит вовек Тьмы Эа. И будет мир этот знать лишь то, что Я - Творец и Господин его. Да будет так". Изначальная Тьма покоила в себе миры Эа, и чертоги Эру были - замкнутое Ничто среди бесчисленных звезд. Тьма лежала вокруг - великая, всепорождающая, полная безграничной силы. Она словно смеялась над тем, кто пытался не видеть ее, хотя сам был рожден ею. И тогда сказал Эру: "Да будет в чертогах Моих не-Тьма!" И не стало Тьмы в чертогах его, но был это и не Свет, ибо Свет рождается лишь во Тьме. И все силы Эру ушли на творение Пустоты и не-Тьмы, он растратил их в борьбе с Эа и Тьмой, с памятью своей и со зрением своим. Тогда вновь вынужден был он взять силы из Эа, и снова Бытие проникло в Пустоту. Из Эа и Тьмы силой разума своего и воли своей создал Эру первого из тех, кого нарек он Айнур..."
Если же прервать цитирование и просто кратко сформулировать философскую основу мироздания, излагаемую в ЧКА, это будет выглядеть примерно так: "Пустота и Мироздание, две враждующие силы, каждая из которых имеет два проявления: Свет и Тьма, как две стороны Мироздания, и, соответственно, не-Свет и не-Тьма, как две стороны Пустоты" - http://eressea.ru/library/public/many2.shtml.
Замечу, что и "слепота Эру" - не просто художественный образ, а обоснование всей дальнейшей позиции "Творца" по отношению к своему творению: не замечать, не принимать во внимание никого и ничто, кроме своего замысла и собственной воли.  
     down наверх down>
 
 
[66] "Конечно, как обычно в толкинистской среде, все это - на грани игры, пародии, но с каждым годом все меньше в этом игры и все больше сектантства".
Любелия. "Третичный период Средиземья"  
     down наверх down>
 
 
[67] "...вне развития ролевого движения "Чёрную Книгу Арды" рассматривать нельзя. И это справедливо. Дело в том, что это было после первых Игр, когда и Тёмных и Светлых играли люди, и не только Тёмным нужна была какая-то положительная идеология, но, скорее всего, и среди Светлых были люди, которые поступали неэтично, по принципу: мы Светлые - нам все можно. И это был этический протест, что "они Светлые, им всё можно" - нет, они Светлые, но им не всё можно, что этика, правильность поступков не определяются той стороной, на которой воюет человек".
Айриэль [Полина Фёдорова.] - "Продолжения и дописывания к книгам Толкиена: сильные и слабые стороны" [Стенограмма семинара] - Томск: 04.02.2001.  
     down наверх down>
 
 
[68] Commander Хэлл. "Чёрная книга Арды - комментарий"  
     down наверх down>
 
 
[69] В качестве краткого обзора этого - уже "третичного" пласта толкиенистской литературы см., например: Любелия. "Третичный период Средиземья".  
     down наверх down>
 
 
[70] "Собственно, ЧКА, как оказывается, настолько сильно вошло в культуру. Вот, например, довольно известная и за рубежом металлическая группа Rakoth в своём альбоме посвятила аж две песни этой книге..."
"Человек и его вера" - Православный форум диакона Андрея Кураева. Тема № 20927 - "По ту сторону рассвета", сообщение № 554026.  
     down наверх down>
 
 
[71] Владислав Гончаров. [Рецензия на двухтомное издание "Чёрной книги Арды" Натальи Васильевой и "Исповеди стража" Натальи Некрасовой.]  
     down наверх down>
 
 
[72] Берен Белгарион, перевод выполнен Ольгой Брилёвой. "По ту сторону рассвета": В 2 кн. - М.: Эксмо, 2003 (Серия "Летописи Средиземья"Wink.  
     down наверх down>
 
 
[73] См., напр.: Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Размышления на тему "Кто такой Финрод Фелагунд и зачем он нужен"".  
     down наверх down>
 
 
[74] Впрочем, и этим не исчерпывается общий сложный ассоциативный ряд, в который вводит читателя уже обложка книги. Читатели, кому сейчас сорок или около того, могут помнить изданную в СССР в 70-х годах толстую книгу "По ту сторону рассвета" (фамилию автора точно не вспомню...). Она представляла собой критику "современного буржуазного искусства" - настолько подробную в описаниях, разнообразную по объему материала и богато иллюстрированную, что, по сути, сделало книгу замечательной энциклопедией этого самого современного искусства. Так что уже название романа Брилёвой вызывает ассоциацию с прорывом железного занавеса и глотком свободы...  
     down наверх down>
 
 
[75] Которое, по признанию самой Брилёвой, было написано как послесловие - и переместилось в начало первой книги лишь в результате ошибки, допущенной в редакции. См.: "Человек и его вера" - Православный форум диакона Андрея Кураева. Тема № 20927 - "По ту сторону рассвета", сообщение № 553677.  
     down наверх down>
 
 
[76] Светлана Лихачева. "С миру по нитке, или Проигрыш на чужом поле".  
     down наверх down>
 
 
[77] Например: "Первое, что хотелось бы отметить - это бережное отношение автора к первоисточнику. Полностью сохранен сюжет и мироощущение Толкиена. Сюжет только слегка расширен, добавлены некоторые эпизоды, которые органично вписались в основную канву, более того - уточняют некоторые неясности у Толкиена, проясняют моменты, оставшиеся за пределами его повествования. И если "Сильмариллион" выглядит как собрание сказаний, легенд, где главным является романтизированное изложение сюжета, то произведение О. Брилевой читается как захватывающее повествование о реальных событиях. Нет любования подвигом, страданием, все обыденно, трудно, но возможно. То, что многие поступки героев определяют события, оставшиеся за рамками повествования, события, на которые автор лишь ссылается, добавляет реалистичности" . - Каин Лунная Моль. [Рецензия на ПТСР]. - Фэнзин "Шалтай Болтай" № 20, 2003 г. (Волгоград).  
     down наверх down>
 
 
[78] "Кстати, в описании "чёрных" Брилева не просто слепо следует "заветам великого Профессора". Десятилетия, прошедшие после выхода в свет "Властелина колец", "накрутили" на роман, как на катушку, не один слой вариантов трактовки эпоса. Писать продолжение, абсолютно свободное от каких-либо влияний, попросту невозможно - и Брилевой, разумеется, это не удается. В частности, она вступает в полемику с авторами так называемой "Чёрной книги Арды"…"
Владимир Пузий. "Об Арде, с любовью".  
     down наверх down>
 
 
[79] Каин Лунная Моль. [Рецензия на ПТСР]. - Фэнзин "Шалтай Болтай" № 20, 2003 г. (Волгоград).  
     down наверх down>
 
 
[80] Пётр Курков.
 
     down наверх down>
 
 
[81] Берен Белгарион (Ольга Брилёва). "По ту сторону рассвета". - Примечание 19.  
     down наверх down>
 
 
[82] Дж.Р.Р.Толкиен. Letter 183. - Цит. по: Серая Коала. "Безответственный треп на потусторонние темы".  
     down наверх down>
 
 
[83] "…по Толкиену не надо искать чистое Добро среди дерущихся с Морготом. Его там нет, и быть не может, и он это знает. Ибо се - человек. Вернее, католик-Толкиен сказал бы - ecce homo.
Католичка Ольга Брилева говорит то же самое. Изображение правой и неправой стороны в ее романе можно принять за развернутый художественный комментарий к вышеприведенному пассажу из письма Толкиена. И та и другая сторона способна на хорошее и на плохое. И тем не менее, одни, пусть грешные и нечистые, на стороне Добра. А другие - на стороне зла. И переодеть одно в другое абсолютно невозможно, потому что личные действия участников войны не способны ни на йоту подвинуть глобальные нравственные координаты".
Серая Коала. "Безответственный треп на потусторонние темы"  
     down наверх down>
 
 
[84] "Тот факт, что именно Финрод оказался носителем духовных и нравственных ценностей, близких сердцу христианина-Толкиена, обретает интересное, но очень закономерное развитие: Финрод своим умом доходит до идеи Бога (Эру), который, дабы исправить злодеяния Мелькора, войдет в Арду в человеческом облике, ибо лишь люди достаточно свободны, чтобы изменить мир. Финрод, таким образом, предугадывает христианство - становится "первым христианином Средиземья". Но ведь он действительно был первым христианином Средиземья, если понимать христианство не как культ, а как живую, но имеющую твердые основы этику".
Эйлиан [Ирина Емельянова]. "Размышления на тему "Кто такой Финрод Фелагунд и зачем он нужен""  
     down наверх down>
 
 
[85] "Слугой добра его делают не деяния праведности. Таковым его делают сначала бой со слугами Моргота (то самое оправдание сопротивлением злу), раскаяние и угрызения совести, а потом, после гибели Финрода, вера. А потом - подвиг. И снова раскаяние - уже с Сильмариллом в руке ("простите меня, враги мои..."Wink. И снова вера - в неземную Надежду по ту сторону рассвета. "Воздаяние делающему вменяется не по милости, а по долгу; А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность"".
Серая Коала. "Безответственный треп на потусторонние темы"  
     down наверх down>
   
 
------------------------------------------------------------------------ --------
Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2703
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #2 В: сентября 13th, 2005, 8:13pm »
Цитировать Цитировать Править Править

ВотЬ. Читайте на здоровье.
Копирайты попраны, взято без малейшего согласия автора, претензии принимаются по субботам, с 6.00 до 7.00 утра cat
Взято вот отсюда:
http://hematolog.vinchi.ru:8101/preod/tolkin1.htm
 
Статью я только просмотрела (наткнулась Яндеском, там Альвдис обозвали саксаулом, то есть аксакалом kaktus), скажу не столько о ней, сколько о сайте, где ее нашла.
Это сайт ультраправославный, но посвящен он больше медицине, борьбе с раком, и всяческому душевному исцелению (разумеется, православие считается главным ключом к оному).
От сайта меня перекорёжило, и я щустренько оттуда смылась; но мне понравилось, что ТАКАЯ статья на ТАКОМ сайте.  Cheesy
Понятно, что автор не знаком с первым томом ПП, но это и не важно: если в ПТСР он видит возвращение к Евангелию, то ПП будет для него хуже ЧКА.  Cool
Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Tinwe

*






287150772 287150772    
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Пол: male
Сообщений: 28
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #3 В: сентября 5th, 2006, 10:41pm »
Цитировать Цитировать Править Править

   Статья несомненно, любопытна - всегда занятен анализ произведения
(произведений) с любой точки зрения. Занятна статья может быть и
тогда. когда написана тем, кто противостоит тебе идеологически - веря
иное, нежели ты; умные мыслит не становятся глупыми от того, что их
озвучил кто-то с противной стороны. Но вот когда эта занятность
переходит в забавность - и, как бы сказать помягче, еще далее?
Статья была бы интересной, если бы не одно "но".
 
Есть такая черта - предвзятость (очень хочется объявить ее
исключительно чертой людской, но, увы - ее грешат и многие иные расы).
    Когда юное существо, в запале восторга неофита, не видя и не
воспринимая ничего, что выходит за рамки новообретенной _истины_ (не
важно, ЧКА ли это, или евангелие, или та же сага о очень благородном
Берене a la Брилева), о своем, таком близком и родном, способно
говорить лишь в возвышенных тонах, с ходу отметая все противостоящее и
противолежащее..ну, это нормально. Не то чтобы очень хорошо, но -
обычно. Естественно.
 
    Но бывает ситуация более странная. Когда подобным грешит кто-то
более зрелый, начитанный, эрудированный (а сей Верный, похоже именно
таков), побольше поживший...когда то или иное произведение оценивается
им только лишь под одним углом; когда вполне одинаковые (или сходные)
поступки, черты героев, мотивы, сюжетные моменты из разных книг
оцениваются по разному, и, исключительно, в зависимости от того, "на
чью мельницу льет воду эта книга". А точнее - "во славу Единого",
или...не во славу его.
 
   "Элдар и нуменорцы верили в Эру Единого, истинного
   Бога, и почитали поклонение кому-либо другому
   мерзостью перед лицом Его"
                  (Толкин)
 
То, что в статьях про не-эрувианское произведение именуется избыточным
натурализмом, в подобных рецензиях о про-католической (да и в любой
про-эрувианской) книжке превозноситься, как "ЖИВАЯ ЖИЗНЬ, в которую веришь безоговорочно уже после первых страниц". Если авторы, "Верные Эру", наделяют своего героя чертами гопника или наемника, эдакого "солдата удачи" - это именуется опять таки, реалистичностью, сложностью, многоплановостью, и неоднозначностью...а то и вообще - "идеологической честностью и ненавязчивостью". Но коли подобное изобразил некто, придерживающий ИНЫХ идеологических позиций (на тему хорош Единый, плох, или вообще "это не тема"Wink - то все то же, все перечисленные выше черты произведения объявляются отрицательными. А коли главный герой неоднозначен, автора могут обвинить если не в демонизации, так в "нивелировании представлений о добре и зле".
 
    "...самое главное - это оказаться на правильной стороне,
    и меня совершенно не волнует, что людьми на этой
    правильной стороне двигают самые разные мотивы, что они
    преследуют какие-то личные цели, ведут себя низко - или
    благородно..."  
                  (Толкин)
 
...Так и здесь. Сперва автор статьи пугает и ужасает нас всем тем, что
ему противно. Он не скупиться на дискуссионные приемы, избитые но
действенные. Тут и мимолетные сравнения с фашизмом (янки, и т.д.), тут
и откровенное уничижение авторов этих книг, называя их аж "эпигонскими
"продолжениями", "смастеренными собственными
модельками-версиями"...Далее там идет что-то про "ушивание источника под систему взглядов", про "широту мировоззрения эпигона", и нечто такое
про минимум (или максимум? уже не помню...) талантливости, на которую они, эти злобные извратитель благих текстов, способны.
 
Но!.. Но стоит нам дочитать до упоминания о ПСТР, - произведении,
однозначно не лишенном положительных моментов, но в целом, увы,
представляющей из себя эрувианскую агитку (а точнее, думаю,
католическую) - так все переворачивается с ног на голову...
Напевая диферамбы этому двухтомному пособию "Как ответить себе на
вопрос, почему Единый хороший и всегда прав и начать жить", автор статьи забывает напрочь слово "эпигонство". И прочие стррррашные слова. Забывает на основании ТОЛЬКО одно факта - ПТСР написана с евангельских позиций. Во славу Эру. А значит - всё прощаемо, и все недостатки есть достоинства, что на уровне героев и их поступков, что на уровне художественных приемов произведения.
 
В праведном запале Верного, автор не соблюдает логику даже в
отрицательных аргументах. Вот он пренебрежительно, как бы успокаивая
единомышленников, бросает, что ЧКА не опасна как ересь, ибо
не сакральна, "не дарована свыше" (гм...тогда уж - _сниже_Smiley), что она
всегда останестя "в рамках Игры". И неожиданно-противоречиво,
оспаривая себя же - ""И - слишком уж глобальные, серьёзные, неигровые
темы затрагивает "Чёрная книга Арды", решая их (пусть и в игровом
процессе) в пользу зла..."
 
Те кто действительно читал ЧКА "не по дагонали", даже если она не
понравилась ему как произведение, может удивиться - какое такое "зло"?
Ведь этика Темных, Учеников Тано по сути и по делам  ТА ЖЕ, что и во все конструктивных верах (и в христианстве в т.ч.) - она зовет к добру, к "живи и дай жить другим"? Вот то то и оно, судари мои и сударыни - не важно это им, Верным... гм... вассалам Единого.
 
    "Неужели имена, важнее чем сущность? И то, кому ты
    служишь, важнее того, что ты делаешь?"
               (Брилева)
 
..Да идеология, явно, "ненавязчива", кто ж спорит...  может быть - на взгялд и Новикова и автора ПТСР. На вышеприведенный вопрос - вложенный в уста лихого горца Берена - Брилева сама себе отвечает положительно.  Убивать во славу Эру  - хорошо, а кормить и лечить людей по слову Тано Мелькора - плохо. А для какого читателя не сразу дойдет сия "сакральная" мудрость, то на такой случай те, что не с Единым изображаются...ну нет. кончено, не примитивными людоедами! но людоедами с чувством прекрасного..эдакими немецкими сентиментальными аристократами в черной эсэсовской форме (подобные намеки по тексту идут, кстати, постоянно).
 
    "Так что вся эта болтовня в рецензиях и в письмах
    читателей насчет того, насколько хороши мои "хорошие
    люди", добры ли они и милосердны, и не обижают ли
    вдовицу (а они, вообще-то, не обижают), - вся эта
    болтовня не имеет никакого отношения к делу."  
           (Толкин)
 
    Вы думаете, автор статьи не читал этого? не заметил? Нет, все он
видел, но оценил книгу, как я сказал выше - лишь с одной позиции. Имя им, таким  - легионSmiley. Им, что полагают, что Мир, увиденный католиком, и им описанный, можно рассматривать только с католических (на крайнйи случай, общехристианских) позиций. И никак иначе.
 
   ...Да, вернемся к статье! по совести сказать, недостатки, присущие такому слабому произведению, как ПТСР, автор-Верный скромно замалчивает. Он ведь добрался до книги с истинно христианскими ценностями, а посему можно только об этом и говорить. Хотя даже с этих позиций ПТСР есть книга неудачная.
    Попытка теодиции, предпринятая Брилевой (и ее редактором), сводиться все время к одному - "Единый прав, потому что он прав. Если тебе кажется, что он не прав - см. пункт первый..."
 
   "…Единый прав, ибо он создал этот Мир. Он лучше
   знает… "
         (Брилева)
 
    Мда...не добавить, не убавить...
    Резюмировать можно следующим образом - не то плохо, что автор
декларирует свои взгляды, и...как это называется?...в меру своих сил
благовествует (как всякому христианину, насколкьо я помню,  и вменяется). Плохо что воспринимает он все, деликатно говоря, не в полной мере - подобно тем же пресловутым "замороченным адептам ЧКА"
 
А статья могла бы быть горадо интереснейSad....
Зарегистрирован

"Свет Cолнца ослепляет. Огонек в ночи дает надежду."
Mim
Тоже мифическая личность
Злобный Айну

*****




Из самого плохого вина можно сделать хороший уксус

218610555 218610555    
Просмотреть Профиль WWW Е-мэйл

Пол: male
Сообщений: 306
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #4 В: сентября 6th, 2006, 6:14am »
Цитировать Цитировать Править Править

Не за то волкА бьют, что сер, а за то, что овцу съел (с) народ.  
Мысль не очень в тему, наверное, но... Лично я знаю в мировой литературе только четырех с половиной темнюков, которые в самом деле стоят того, чтобы их читали. Мильтон, Клейст, По, Бодлер и (местами!!!) Байрон. Ну, может, Берджес еще... мне не понравилось, но в данном случае не поручусь за качество вкусовой оценки. В остальных случаях, особенно в литературе XX в., обнаруживается либо дешевое слезоточительство, либо завывания над собственными алогизмами, либо то плюс другое вместе взятое.
« Изменён в : сентября 6th, 2006, 9:31am пользователем: Mim » Зарегистрирован

"...Злобные Карлики не служат ни Свету, ни Тьме. В своих тайных норах сбираются они на гнусные радения, на коих поклоняются нечестивым своим богам - Разуму и Логике"... (с) Книга Прописных Истин Тамриэля
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2703
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #5 В: сентября 7th, 2006, 8:24pm »
Цитировать Цитировать Править Править

ТИнвэ, а ведь ты кругом прав. Молодец.
Мне же вся эта история со статьей НОвикова понравилась вот чем.
 
Помнится, некий нелюбимый тобою тов. Эру говорил другому товарищу, что сколько ты не корячься, а все дивиденты с этого мне достанутся. Можно любить или не любить тов. Эру за такую позицию, но нельзя ни признать у него выдающихся способностей организатора производства.
Так вот.
Можно восхвалять или ругать Брилеву, но когда на сайте вееееесьма далеком от ролевой субкультуры появляется статья на тему "Какую хорошую книШку написали по мотивам Толкиена", то я - радуюсь. Ибо сие служит к вящей славе... нет, не Эру. А Фэндома.
С большой буквы.
 
ПС. Если это даж и к славе Эру служит - ну ладно, нехай и старику перепадет, я не жадная  cat
Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
Tinwe

*






287150772 287150772    
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Пол: male
Сообщений: 28
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #6 В: сентября 8th, 2006, 4:55pm »
Цитировать Цитировать Править Править

в сентября 7th, 2006, 8:24pm, Альвдис Н. Рутиэн написал:
Тинвэ, а ведь ты кругом прав. Молодец.

 
Альвдис, Спасибо конечно, но похвала сия, думаю, мной не совсем не заслужена - прав кругом никто не может быть Wink , ведь я не лишен той самой предвзятости. Как сказано - "сапожник без сапог"..или лучше - "Medice, cura te ipsum!"Smiley
 
Но, покончив с самокритикой - к делу...
 
в сентября 7th, 2006, 8:24pm, Альвдис Н. Рутиэн написал:
Можно любить или не любить тов. Эру за такую позицию...

Он - не товарищ. Он - типичный господинSad
(ну зануда я, зануда... cat)
 
в сентября 7th, 2006, 8:24pm, Альвдис Н. Рутиэн написал:
... но нельзя ни признать у него выдающихся способностей организатора производства.

Это в тебе говорить профсолидарность Smiley
 
в сентября 7th, 2006, 8:24pm, Альвдис Н. Рутиэн написал:
"Какую хорошую книШку написали по мотивам Толкиена", то я - радуюсь. Ибо сие служит к вящей славе... нет, не Эру. А Фэндома.
С большой буквы.

Согласен с тобой полность! Это так: если на фэндом ссылаются, к тебе аппелируют...да что там - даже проклинают - это говорит о том, что он уже - не очень то и субкультура!  
 
в сентября 7th, 2006, 8:24pm, Альвдис Н. Рутиэн написал:
ПС. Если это даж и к славе Эру служит - ну ладно, нехай и старику перепадет, я не жадная  cat

Пусть перепадет... лишь бы в дела людей (и прочих) не вмешивался. (А что не жадная - заносим в протокол Wink)
Зарегистрирован

"Свет Cолнца ослепляет. Огонек в ночи дает надежду."
Tinwe

*






287150772 287150772    
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Пол: male
Сообщений: 28
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #7 В: сентября 8th, 2006, 5:38pm »
Цитировать Цитировать Править Править

И еще хочу добавить - про новиковскую статью...
 
В ней он, говоря о достоинствах ПТСР, упоминает то, что автор перенасытили текст фэндомской полемикой (да, да, той самой, взятой с ДОСКов и форумов почти без стилизации), неприкрытыми намеками, ссылками на ролевые игры и тому подобное. Этот, да простятся мнге эти слова, прием, автор подает как достоинство, как "квинтэссенцию и смысл всей толкинистской субкультуры"
(Дааа...прям "три источника, три составные части" Tongue)
 
     Недавно я завершил чтение Шиппи "Дорога в Средиземье". Читал я ее долго, так как иные места читал вдумчиво, делал выписки (информации, занятной и полезной не только толкинисту любого оттенка - не счесть!). Помимо прочего, весьма интересного, Шиппи рассказывает, что Толкина, за все
время работы над миром Арты, пару раз посещал соблазн отомстить своим
оксфордским (и не толкьо) оппонентам именно в тексте своей книги. Но он
удержался от него, от соблазна этого (хотя за все те десятилетия в среде филологов-литературоведов шли такие баталии... ууу...наше фэндому,  боюсь, и не снившиеся! ибо Профессор был еще той язвой - вроде иных
фэндомских ...ну, только гораздо талантливее, конечноSmiley). И именно потому его книгу читают уже более полувека, и будут, полагаю, читать
еще лет сто, и не только. А если бы ВК стали для Толкина местом сведения пожизневых счетов...да...книжка была бы актуальна, может быть. Скажем - в пределах Оксфордской "филологической тусовки"Smiley. Лет на 5-10 (это я еще накинул - из уважения к таланту профессора)...
Думаю, все яснее ясного.
Зарегистрирован

"Свет Cолнца ослепляет. Огонек в ночи дает надежду."
Goton
Просто умница

***




наивный говорящий

   
Просмотреть Профиль WWW

Пол: female
Сообщений: 160
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #8 В: сентября 9th, 2006, 9:43am »
Цитировать Цитировать Править Править

в сентября 8th, 2006, 4:55pm, Tinwe написал:

 
Он - не товарищ. Он - типичный господинSad
(ну зануда я, зануда... cat)

 
Он не господин. Он - Мастер и Хозяин в доме своем.
Ad majorem Iluvatori gloriam!
 
 Grin
Зарегистрирован

Ты не гений и не ничтожество. Ты ученик шестого класса. (с) В.В. Розанов.
Tinwe

*






287150772 287150772    
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Пол: male
Сообщений: 28
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #9 В: сентября 9th, 2006, 11:41am »
Цитировать Цитировать Править Править

Модераторское.
 
Обсуждать папу Эру отправили вот в этот тред
 
Альвдис Н. Рутиэн
« Изменён в : сентября 11th, 2006, 7:48pm пользователем: Альвдис Н. Рутиэн » Зарегистрирован

"Свет Cолнца ослепляет. Огонек в ночи дает надежду."
Хольгер и Эльвинг
золотые люди

***






   
Просмотреть Профиль

Сообщений: 186
Re: Е. Новиков "...три грани одного кристалла
« Ответить #10 В: ноября 2nd, 2006, 6:35am »
Цитировать Цитировать Править Править

Я бы сказал, что текст -- не худший.
Зарегистрирован

Aure en tulluva!
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Форум портала «Миф» » Powered by YaBB 1 Gold - SP1!
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.

Google
 

Подсайты и проекты Миф.Ру:
Epic.Mith.Ru
современное изучение эпоса
Arigato.Mith.Ru
Япония: древняя и современная культура
Caucas.Mith.Ru
наука, культура и природа Северного Кавказа
Museum.Mith.Ru
современная мистическая живопись
День в истории
иллюстрированная летопись культуры и истории

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Художественная библиотека

Сокровищница

"Между"

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземноморье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкиенисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию


Зверики Пейзажи Чудеса природы Живопись fantasy Живопись космистов Летопись культуры Модерн Мир Толкиена Буддийское искусство Национальные культуры Кимоно Рукоделие Улыбнемся!
портал "Миф" (с) 2005-2014

Rambler's Top100 mith.ru