После Пламени
Здравствуйте, Гость. Пожалуйста Вход или Регистрация.
Сен 19th, 2021, 9:49am

Новости: Белье "Динас". Политико-профилактическое
Домой Домой Помощь Помощь Поиск Поиск Пользователи Пользователи Вход Вход Регистрация Регистрация

[an error occurred while processing the directive]
Если Вы пришли сюда читать кельтику - так готовые куски романа "Между" лежат вот тут :-0

   'ППопытка ППереиграть'
   Окно за Грань Арды
   Спойлеры, блин-оладушек!
(Модератор: Белег)
   2 Когда медицина бессильна
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страницы: 1  Ответ Ответ Следить за темой Следить за темой Послать тему Послать тему На печать На печать
   Автор  Тема: 2 Когда медицина бессильна  (Прочитано 36 раз)
Sarhad
Мастер
*****



'Коварство' и 'ковать' - однокоренные слова ;-РЬР

   
E-mail

Сообщения: 637
2 Когда медицина бессильна
« в: Июн 11th, 2007, 1:42am »
Цитата Цитата Изменить Изменить

Пояснение.  
После боя с Мархальтом. Всё почти по легенде, не считая ретардаций и наворотов  Cool
Хен Вен - это свинья (повышенной магической крутости), котороую, согласно "Триадам Британии" Колл спас из Аннуина. Соответственно, в детстве Друст ее пас.
Погибает сия свинка потому, что в дальнейших сюжетах ее нет и автору, который поздно спохватился, надо куда-то ее деть из романа  Grin
IP адрес сохранен
Sarhad
Мастер
*****



'Коварство' и 'ковать' - однокоренные слова ;-РЬР

   
E-mail

Сообщения: 637
Re: Когда медицина бессильна
« Ответ #1 в: Июн 11th, 2007, 1:43am »
Цитата Цитата Изменить Изменить

Кромка ужаса: Марх

Твоя рана не заживает. Хотя – плоть повинуется моим рукам: и то, что в тебе от смертных, и уж тем более то, что от бессмертных. Будь твоя рана нанесена обычным оружием – а даже и отравленным! – я исцелил бы ее. Призвать силы жизни, направить ее течение, срастить разрубленные волокна… я не скажу, что это легко, я не скажу, что это просто. Но это возможно.
Я сделал бы это для тебя.
Но этого мало. Хуже: это ничто.  
Ты сражен заклятьем. И я этого заклятья не знаю.  
Я многое слышал о мечах ирландцев, о демонах, живущих в клинках и избирающих, служить или нет руке, держащей меч. Теперь я вижу рану, нанесенную этим мечом.  
Неисцелимую в Прайдене.
Я не сдамся так легко. Я призову Рианнон, Арауна… кого угодно. Перепробую всё… пока мне не придется убедиться, что на нашем острове нет исцеления для тебя.
Я это знаю наперед. Не хочу верить. Не верю.  
Просто знаю…
Проклятье! Когда-то Эрин забрал у нас Бендигейда Врана.  
Теперь отнимает тебя.
* * *
Динас напряженно щурится:
- Что ты будешь делать?
Марх спокоен, голос ровен, в лице ни кровинки:
- Отнесу в курган. Открою врата в Аннуин. Призову всех. Придут… кто откликнется.
- Это может стоить тебе жизни.
- Вряд ли.
- Будь осторожен, прошу тебя.
Щеку короля прорезает ухмылка.
* * *
Совсем недавно они входили сюда вдвоем. Сейчас на руках короля – бессильное тело названного сына.  
И с каждым шагом по подземной галерее всё ярче проступает орнамент на телах обоих. Синие узоры слабо светятся, потом сильнее, отчетливее – и это кромешный мрак рассеивается.
Марх слышит, как сердце Друста начинает биться ровнее, отчетливее. Каждый шаг меж тысячелетних плит сланца – шаг прочь от смерти.
Больше нет убитого горем отца. В кургане – Король Двух Миров. И ритуал уже начат, хотя не произнесены даже первые слова.  
Камни подземной галереи – не преграда для тех, кто уже услышал зов.
Пусть Король Аннуина не может войти в свою страну – но он в силах заставить Аннуин явиться к нему.
Кромка заклятия: Марх

связан синий сильно словом спетым славно
канет крепкий камень в крошево расколот  
путь проложен прямо первым из пришедших
жаждет жадно жизни жалящий железом
зов звенит заветный запад зазывает
соберет стихии сила самодержца
* * *
Торец длинного кургана. Круглая камера. Человеку – только если он не круитни – не выпрямиться под низким сводом. Не-человеку плиты сланца над головой не помешают стоять во весь рост.  
Никакого света – лишь синим огнем горят узоры на теле короля и его наследника.
Одна из плит начинает мерцать белым. В подземелье врывается пьянящий запах луга.  
Другая плита мерцает тускло. Пахнет влажной землей леса.
Рианнон.
Араун.
Кромка заклятия: властители Аннуина

Сеть сплетем, сталь согнем, власть сорвем, сожжем, снесем, чужое чудо-чудище чарами перечеркнем, заклятье заморозим, заморочим, заговорим, запоем, западнее заката загоним, верой волю вернем, желанием жизнь разожжем!
Смерть – смех! Сталь – прах! Чужд – слаб! Свой – прав!
Как змеи выползают из топей своих, так пусть прочь из тела ползут заклятия Запада!  
Как снег тает под солнцем, так пусть истают заклятья Запада!
Как страшатся волка овцы, так пусть бессильны будут заклятия Запада!
* * *
Отсветы силы всех троих плясали по подземелью, словно нечисть в Самайн. Могущества, вложенного сейчас, хватило бы, чтобы уничтожить город или воскресить мертвеца… но не на заклятье, чуждое Прайдену.  
Друст казался спящим беспокойным сном… он уже не выглядел умирающим – но и живым он не был.
Рианнон отвернулась, смахнула слезы отчаянья с ресниц. Белая Королева не хотела признавать поражения.
- И что теперь? – голос Марха был бесстрастен.
- Отпусти его, - покачал рогатой головой Араун. – Ты видишь: мы бессильны. Мы когда-то не смогли исцелить Врана от ничтожной раны в бедро… а Друсту не сравниться с Верховным Королем.
Марх молча покачал головой.
- Отпусти, - срывающимся голосом сказала Рианнон. – Он уйдет со мной. Будет жить у меня. Увидится с матерью. Станет тенью приходить к тебе. Это не потеря, Марх. Он всё равно будет рядом с тобой, ты лишишься только наследника для людей – но он ведь…
- Нет! Друст будет жить!
- Зачем? Ты истязаешь его и мучаешь себя…  
- Он останется в живых! – каменные плиты отражают рык короля.
- Как? – горько спрашивает Араун. – Мы сделали всё, что могли. Больше, чем могли.
- Вы – да. Но не я.
Голос Рианнон звучит укоризной:
- Это пустое упрямство, сын мой…
- Убирайтесь! Если не можете спасти его – уходите прочь!
И переливчатое мерцание силы меркнет.
В темноте только Марх и бесчувственный Друст.
Кромка надежды: Марх

Помогите моему мальчику, прошу вас.
Прошу всех, кто слышит.
Я не зову могущественных. Не зову сильнейших.
С этой бедой не сладить силой. Я зову тех, кто хочет помочь.  
Хитроумные заклятья не смогли сделать ничего. Разум здесь бессилен так же, как и магия.
Последняя наша надежда – на доброе сердце. На теплое желание помочь.  
Там где сдаются великие, приходит черед малых.
Где сдается мудрость, приходит черед безумия…
* * *
- Давай-ка отнесем его на солнышко, - сказал Колл, идя по галерее кургана, будто тот был его собственным двором.  
За свинопасом вперевалочку шла полная немолодая женщина в белом платье, и Марх не сразу понял, что это Хен Вен решила сменить обличье на человеческое.
- Вы?! Я должен был сообразить сразу…
- На воздух его, на воздух, - кивнула Хен Вен. – Мальчику душно здесь. Ишь, заклятий-то сколько… и как вы весь курган ими не разворотили.
Она хмыкнула – почти как хрюкнула.
Марх и Колл взяли Друста – один за голову, другой за ноги – посмотрели друг другу в глаза и… легко и мягко миновали грань миров.  
Корнуолл. Утро. Менгир на холме. В низине – хижина Колла.
- Отнесем туда?
- Нет, положите здесь, - возразила Хен Вен.  
Она не меняла обличья.
- Что ты делаешь? – изумился Марх. – Тебе же нельзя в мире людей быть…
- Это уже неважно, – мягко улыбнулась она. И хозяйским тоном велела королю: - Сбегай вниз, принеси воды. Мальчик захочет пить, когда очнется.
Марх со всех ног помчался  к дому.
* * *
Король прибежал назад очень быстро, но Хен Вен, видно, уже успела сделать то, что не под силу оказалось Властителям Аннуина. Друст полулежал на коленях у Колла, глаза юноши были открыты, взгляд – ясен и только по закушенной губе было видно, какую сильную боль он терпит.
- Ддя… дя… - выдохнул Друст.
- Жив!
Тот снова закусил губу и чуть опустил веки, что означало согласие.
Марх налил воды к долбленую чашу, поднес к губам племянника.
- Пей.
Друст выпил половину и откинулся назад: даже простой глоток был для него сейчас слишком трудным делом.
Неподалеку в траве свернулась калачиком Хен Вен – всё еще в человечьем облике. Марх подошел к ней, хотел сказать, как это опасно – играть обликами в мире людей, тронул за плечо…  
Мертвое тело упало спиной в траву.
- Ка-ак?!
- А как ты думал? – нахмурился Колл. – Она отдала свою жизнь ему. Он был хорошим свинопасом когда-то… она отблагодарила.
Марх молчал. Хен Вен за Друста… король со стыдом понимал, что эта жертва его более чем устраивает.
- Она много потрудилась для мира людей, - проговорил Свинопас. – Теперь отдохнет в Аннуине век-другой. Потом посмотрим.
- Все силы жизни она отдала ему. Ей больше никогда не вернуться в мир людей.
- Дя…дя… - снова заговорил юноша, - послушай…
- Молчи, молчи! Тебе надо отдыхать, потом поговорим.
- Нет… - он с трудом выталкивал из себя слова. – Рану не вылечить… не здесь… мне надо в Ирландию…
- Что?! Ты сошел с ума?!
- Да… Я всегда был… сумасшедшим. Когда пошел к Гвидиону… особенно…
- Друст, тебя там убьют!
- Нет… послушай… отправь меня в ладье… по морю… наугад… может быть… мне надо западнее Эрина… там острова… чародеев… море вынесет…
Король уверился, что у племянника – бред и спорить не о чем.
- В замок, - приказал он Коллу.
- Нет, - возразил старый Свинопас. – Мальчик прав. Жертвы Хен Вен оказалось недостаточно. И никто лучше Друста не знает, как исцелить его рану.
- Колл, мальчик бредит, но ты-то! Ты хочешь, чтобы я своими руками отдал его Манавидану на расправу?! Мне мало смерти Ирба?!
- Дядя… я здесь долго не… проживу…
- Вот именно, - прорычал Колл. – Если ты не отправишь его по морю – он наверняка умрет здесь.  
- А там…
- А в море или в Ирландии он рискует тем же. В Ворруд Манавидан не сунется, так что худшее, что грозит Друсту – тенью придти к Рианнон. Смерть его ждет везде – но за морем есть надежда выжить.
Марх покачал головой:
- Это безумие.
Колл хмыкнул:
- Не большее, чем отправлять юнца побеждать Гвидиона.
IP адрес сохранен
Sarhad
Мастер
*****



'Коварство' и 'ковать' - однокоренные слова ;-РЬР

   
E-mail

Сообщения: 637
Re: 2 Когда медицина бессильна
« Ответ #2 в: Дек 13th, 2007, 2:59am »
Цитата Цитата Изменить Изменить

Кромка прибоя: Марх

Ладья. Всё готово… хотя что там готовить? Запас пресной воды, несколько лепешек и твоя арфа.  
Слишком мало, чтобы выжить.
Чтобы уповать на чудо – в самый раз.
Я несу тебя на руках. Ты такой легкий… еще мальчишка, в сущности.
Что я делаю?! Это безумие – отдать тебя на волю волн. Это медленная смерть…  
Я сошел с ума. Я слушаюсь твоего бреда. Так же нельзя!
Но именно так и надо.
На тебе туника из шерсти Хен Вен. И золотой волос в ней. Ты ослушался меня, дерзкий мальчишка.
Какое это имеет значение – теперь? Но всё же я провожу пальцем по волосу, с укоризной смотрю на тебя. Будто нет ничего важнее того нарушения мой воли.
Ты говоришь еле слышно:  
- Накажи меня за ослушание, дядя.
Я киваю:  
- Когда вернешься – непременно накажу.
Когда вернешься…
Твои губы чуть растягиваются в улыбке. Я улыбаюсь в ответ.
Скалу сдвинуть проще.
Кромка бреда: Друст

…белее молока. Море вокруг меня – белее молока. Я стою в ладье… то есть лежу, но всё равно –стою.  
Я оборачиваюсь и вижу: у берега море ярится, и на волне как на скале стоит огромный черный жеребец, он бьет копытами в воздухе, и от его яростного ржания осыпаются камни со скал.
Не тревожься, отец. Посмотри, это же так ясно: я вернусь.  
Так был отмечен след Хен Вен по мягкой лесной земле. Так снегом был занесен путь Ллаунроддеда, даже если древнейший из сидхи шел по летним цветам. Так была проложена моя дорога в Гвинедд.
Вслушайся в звуки арфы, отец. Мне не нужно трогать струны, чтобы она пела. Ее голос чист  и ясен:  я движусь не прочь от Корнуолла, я возвращаюсь домой. Только вот путь мой пролегает через западный остров.
Ты еще накажешь меня за то, что я осмелился поднять золотой волос твоей невесты.
Кромка

тихо тает туман
сплетаются белесые пряди  
размывается молочная мгла
полнится песнью простор
светом слиты море с небом
спокойно вечному стоять на свете
возвращаться вечному млечным мороком
далека и мягка дорога мороков – не мраком, но светом устлана
нет моря, нет неба – лишь свет, лишь туман, лишь песнь переливается
легко плыть по радости
* * *
…Когда Манавидан очнулся – было уже поздно: волны выносили ладью Друста на ирландский берег.
Правда, владыка морей тотчас утешил себя: наследник Марха защищен священной бороздой даже в открытом море, его ладью невозможно было потопить, даже не играй там арфа Древнего.
В конце концов, всё не так плохо: Друст оказался в стране, где ему не простят убийство Мархальта, так что приемышу Марха отнюдь не повезло.
Разве что его, Манавидана, от хлопот избавили.
* * *
…Эссилт разбудил рассветный холод. Всё-таки лето уже кончилось, и пусть дни по-прежнему теплы, но ночи стали совсем другими.
Очаг догорел; ежиться под шкурами девушке не хотелось, и она решила прогнать холод холодом – пробежкой через туман.
Весь дом еще спал, Эссилт торопливо оделась, и на цыпочках выскользнула в белую мглу.  
Дорогу к морю она нашла бы и в кромешной тьме – впрочем, сейчас она бежала в кромешной белизне, если можно так сказать.  
Под лучами восходящего солнца туман из белого становился золотым, оставаясь таким же плотным. Эссилт замерла: она стояла посреди сияния, в котором, однако, нельзя было увидеть ничего. Этот свет был сам по себе, у него не было источника, он не освещал ничего… он просто – был.
И маленькая дочь короля стояла посреди него.
И еще была – музыка. Тихая, почти неслышная за шумом прибоя.
Эссилт шла на звуки.
Туман редел, поднимался вверх. Волшебного царства света больше не было – просто рассвет над осенним морем.
И только музыка продолжала звучать.
IP адрес сохранен
Sarhad
Мастер
*****



'Коварство' и 'ковать' - однокоренные слова ;-РЬР

   
E-mail

Сообщения: 637
Re: 2 Когда медицина бессильна
« Ответ #3 в: Дек 22nd, 2007, 5:40am »
Цитата Цитата Изменить Изменить

* * *
Девушка шла вверх, к морю. Ей, родившейся и выросшей на этих берегах, не казалось странным, что к морю всегда нужно подниматься, долго идти на зеленый холм, который потом, словно ножом отрезанный, обрывается хищными сколами скал, будто кто-то пропахал исполинским плугом борозду, отделив земли Мунстера от моря.
Или и вправду это – след священной борозды.
Эссилт почти взбежала на самую кромку утеса. Туман - рассеялся. Впереди расстилался  неимоверный сияющий простор – океан, пробуждающийся навстречу новому дню. Эссилт рассмеялась от счастья; вознесенная над этим бескрайним серебряным сиянием, она, казалось, сейчас сама полетит как птица навстречу солнцу, полетит над морем, над миром, полетит по музыке, как зверь бежит по запаху, полетит туда, где под ее пальцами заклятья будут сплетаться, как нити в узоре, полети-и-ит…
Но музыка, едва слышно звучавшая, смолкла. И это вернуло девушку в мир людей.
Она взглянула вниз – и увидела.
К берегу прибило лодку. В ней лежал арфист, и пальцы его бессильно упали на еще дрожащие струны.
* * *
Эссилт на миг задохнулась. Она – здесь, на зеленом холме, среди густой травы и цветов. Он - внизу, среди темных, кроваво-красных скал, на узкой как лезвие серпа полоске песка. На ней он висит как на ниточке... вот-вот лодку смоет - обратно, на прибрежные скалы...  
Надо было спуститься – немедленно! Но как? По этому обрыву даже опытный воин не рискнул бы…
Неважно. Для дочери короля, только что мечтавшей о полете над миром, невозможного сейчас не было. Она просто знала – она спустится.  
Шаг. Другой. Третий.
Будто исполин, пропахавший священный вал, сейчас подставлял ей свои ладони. Красно-коричневые, каменные ладони. Шаг с одной на другую, ухватиться за палец – так слезть удобнее, и так вдоль всего обрыва – с левой на правую, с правой – на левую. Лезь, малышка, лезь, я тебе помогу…
Так это было или нет – Эссилт не знала. Она спешила спасти неведомого арфиста – и такие мелочи, как спуск по отвесному обрыву, ее сейчас не волновали.
Кромка прибоя: Эссилт

Кто ты, творящий чудеса своей музыкой? Из какой страны… из какого мира ты приплыл? Говорят, есть волшебные страны…
Откликнись. Скажи хоть слово. Что с тобой?
Ты ранен?  
Ай… будто об иглу укололась. Если зажмурить глаза – то из твоего тела как будто торчат десятки острейших игл. А глазами не увидеть ни одной.
… но это же наша сила?! Фоморы, живущие у нас, в Мунстере, они такие.
Тебя покусал фомор?
Ты не отвечаешь.
Да, я помню, рассказывали, что на севере, в Ульстере, фоморов боятся так, что даже песни складывают, какие они ужасные. Странные они, эти северяне… не пытались договориться с фоморами. Они же безобидные, если их не злить.
Но ты ранен фомором. И ты умрешь, если я не вытащу из твоего тела эти фиолетовые иглы.
* * *
Она на удивление легко оттащила лодку в одну из прибрежных пещер, где ее и самый высокий прилив не достанет. Кажется, та сила, что помогла Эссилт спуститься к морю, еще не оставила ее.
А потом она стала выбирать иглы… девушка не открывала глаз, чтобы зрение не мешало ей сосредоточиться. Медленно и аккуратно, как ткет сложный узор, она нащупывала и вытягивала из тела незнакомца яд фомора – остатки его магической силы. Кололась, было больно, но она терпела: раз укололась – то нашла, а раз нашла – то тяни.
Иглу за иглой – до самой последней… не позволив обломиться в ране и кончику иглы… не допустив, чтобы в теле остался и след магии, осколок заклятья.
…На рассвете прибрежная пещера, куда Эссилт дотащила лодку, освещалась лучами молодого солнца. Потом пришли тени и сумрак, так пригодившиеся девушке. А теперь уже через отверстие в потолке снова льется свет – поздний, золотистый, скоро станет рдяным.
- Эссилт! Госпожа!
* * *
Ее хватились не сразу. Да, утром Бранвен увидела, что дочь Ангеррана ушла, – но это же не повод тревожиться. Странно одно: обычно она будила свою подругу и они бродили вместе. Но – ушла одна и ушла.  
К полудню забеспокоились, стали спрашивать – но дочери короля не видел никто.
Когда солнце начало клониться – встревожились всерьез.  
Правда, Бранвен не ощущала тревоги, о чем она сказала Ангеррану, – и тем изрядно успокоила его. Ей король и поручил возглавить поиски Эссилт.
Бранвен же повела людей короля к морю – и велела им не искать, а звать. Звать Эссилт, пока та не откликнется.
* * *
- Я здесь! – закричала Эссилт, подбегая к отверстию пещеры. Вторым выходом этот лаз назвать было трудно.
- Госпожа? – она услышала голос Диоруйнга, ближайшего папиного друга и первого бойца. – Ты цела?
- Я – да, но здесь…
- Я сейчас спущусь, - отвечал воин.  
И очень скоро он был в пещере.
- Что случилось? – заботливо спросил он.
- Воин, - Эссилт потянула Диоруйнга к морскому выходу. – Он ранен. Его надо…
- Откуда здесь эта лодка? – нахмурился старый боец.
Дочь Ангеррана принялась объяснять:
- Она была на песке. Он ранен. Я смогла хоть немного… Когда я увидела сверху, он еще играл… Надо же было оттащить из прибоя – его могло унести…
Диоруйнг на всякий случай кивал. Главное было сделано: госпожу нашли, она цела. Ну, какой-то странный раненый при ней… мелочи.
- Девочка моя. Тебе надо выбраться. Пойдем, тебе помогут подняться.
- Но он?! – встрепенулась Эссилт.
- Я вынесу его.
- А арфа?!
- Да, конечно. Арфа. Хорошо, сюда спустится один из моих, мы поднимем и твоего героя, и его арфу.
- Диоруйнг, это важно! Он смог…
- Конечно, госпожа. Пойдем к лазу, я тебя подсажу на первый камень. …И как тебя угораздило сюда забраться-то?
- Ведь с моря удобная тропа, - сказала она, ловко хватаясь за камни.
Диоруйнг чуть рук не разжал.
- С моря – что?!
- Тропа. Ты разве не знал?
- Кх-х-кххх… Тропа. Конечно. Держишься? Эй, сони, спуститесь, помогите госпоже!
Кромка очага: Диоруйнг

Ангерран, вот твоя дочь, а вот ее улов: раненый мальчишка и его арфа.
А теперь послушай меня, король.  
Она уверяет, что спустилась к Клыкам со стороны моря. И говорит, что там удобная тропа.  
А этот раненый щенок проплыл между Клыков. Пока я его тащил наверх из пещеры, он так и не пришел в себя. И сомневаюсь, чтобы он был в сознании, пока плыл.  
Однако ж он благополучно миновал Клыки. Чужестранец. Наши рыбаки не рискуют там плавать.
Ангерран, ты понимаешь, что всё это значит. На один день пришлось два невозможных.
Я не знаю, что это за мальчишка, но будь внимателен к нему. А наша Эссилт выросла, раз уже творит тропы там, где я б и в молодости свернул бы себе шею.
Твоя девочка уже пробуждает силу магии. И это, уверяю тебя, только начало. И не удивлюсь, если этот неведомый арфист ей поможет.
IP адрес сохранен
Страницы: 1  Ответ Ответ Следить за темой Следить за темой Послать тему Послать тему На печать На печать

« Предыдущая тема | Следующая тема »


Форум YaBB 1 Gold - SP 1.4.
Програмное обеспечение предоставлено Yet another Bulletin Board, copyright © 2000-2004.

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Художественная библиотека

Сокровищница

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Том 1. Братья по Пламени

Том 2. Пленник судьбы

Том 3. Клятва Мелькора

Отзывы и статьи

ЖЖ Альвдис

Альвдис в профиль ;-)

ЛиРушка Альвдис

Пошшшта

(с) Альвдис Н. Рутиэн со товарищи, 2005-2006
(с) портал "Миф", 2005-2006

Rambler's Top100