Портал 'Миф'

Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
июня 22nd, 2018, 6:03am

Главная Главная Помощь Помощь Поиск Поиск Участники Участники Вход Вход Регистрация Регистрация
Форум портала «Миф» « Архетип зародыша в азиатской мифологии. »

   Форум портала «Миф»
   Научный форум
   Мифология
(Модератор: Mim)
   Архетип зародыша в азиатской мифологии.
« Предыдущая Тема | Следующая Тема »
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать
   Автор  Тема: Архетип зародыша в азиатской мифологии.  (Прочитано 7858 раз)
Альвдис Н. Рутиэн
Мифическая личность
*****





   
Просмотреть Профиль Е-мэйл

Сообщений: 2700
Архетип зародыша в азиатской мифологии.
« В: мая 10th, 2005, 4:28pm »
Цитировать Цитировать Править Править

http://www.sati.archaeology.nsc.ru/sibirica/pub/Data/?html=alk1.htm& id=739
С.В. Алкин  
 
Институт археологии и этнографии СО РАН,
 
г. Новосибирск
 
 
Архетип зародыша в азиатской мифологии.
 
С-с-с свистят саранчи крылья,
Дети да внуки кишмя кишат!
М-м-м гудят саранчи крылья,
Дети да внуки веревьем вьются!
И-и-и звенят саранчи крылья,  
Дети да внуки роем роятся
 
(“Ши цзин”, XI-VI вв. до н.э.)
 
 
Результат идентификации серии нефритовых скульптур С-образной формы из погребений неолитической культуры хуншань в Северо-Восточном Китае (V - середина III тыс. до н.э.) как изображений насекомых в личиночной стадии развития (Алкин, 1995) дал толчок сбору археологических, мифологических и фольклорных материалов к вопросу о связи идеи рождения и семантической цепочки архетипического свойства личинка-зародыш-душа. (Алкин, 1997). Был предпринят поиск данных о месте насекомых в мифологиях народов Азии. Прежде всего у тунгусо-маньчжур, палеоазиатов, алтайцев, сибирских угров и самодийцев. Эти материалы позволяют сделать вывод о том, что артефакты, известные в восточно-азиатской археологии под обобщённым наименованием магатама (восходящем к японскому названию изогнутых яшмовых подвесок, считавшихся наряду с зеркалом ками и мечом катана символом императорской власти и предметом особого поклонения как олицетворению плодородия) являются стилизованным изображением личиночной стадии метаморфоза насекомых семейств пластинчатоусых жуков скарабеидов, пилильщиков и жужелиц. Наиболее ранние из этих предметов демонстрируют детальное изображение личинок с тщательной проработкой характерных признаков, что делает невозможной иную их атрибуцию. В неолитических и более поздних по времени коллекциях из Северного Китая выявлена обширная группа изображений других насекомых на различных стадиях их метаморфоза. Анализ иконографии этих скульптур свидетельствует о связи между ранними реалистическими изображениями личинок насекомых и изделиями в виде каплевидных подвесок типа магатама.
 
Этнографы, лингвисты и фольклористы, изучавшие духовную культуру различных этносов Восточной Азии собрали значительный фактический материал о месте насекомых в обыденной жизни и в мифоритуальных представлениях. Но за редким исключением (Алексеенко, 1996) насекомые в мифологии не становились объектом специального исследования в означенном контексте. Что касается других регионов, то наиболее разработанной является тема скарабея в древнеегипетской культуре, пчелы в культурах индоевропейского круга и шелковичного червя в древнеханьской мифологии. Последний культ, на мой взгляд, развивался в русле развития общего для восточно-азиатской культуры архетипа личинки-зародыша.
 
Для раскрытия заявленной темы исключительно важным является осознание того факта, что насекомые являются уникальным видом среди окружающих человека живых организмов: это единственный класс животных, который в процессе жизненного цикла имеет метаморфоз с полным превращением. Окукливаясь, личинка полностью растворяется, а взрослая особь имеющая совершенно иной облик создаётся на основе лишь нескольких зачаточных клеток. Насекомые т.о. являются единственной природной иллюстрацией глубоко сакральной темы разрушения и восстановления, рождения, смерти и возрождения. Многие насекомые на личиночной стадии имеют сходство с общей формой зародыша млекопитающих, в т.ч. и человека. Подобное сходство и архетип зародыша был положен в основу пифагорейских представлений о бобах (отголосков их в современной европейской обрядности богородичного цикла) и, возможно, у японцев в использовании бобов во время праздника Сэцубун.
 
Известно, что во многих традиционных обществах не являлась секретом связь между зародышем и рождением человека. Текст трактата по эмбриологии и гинекологии “Тай чан шу” из ханьской гробницы в Мавандуй (его археологизация относится к 168 г. до н.э., а время написания к V – III вв. до н.э.) служит свидетельством глубочайшей древности естественнонаучных представлений в этой области.
 
В восточно-азиатских культурах архетипический образ эмбриона-зародыша получил воплощение в изображениях личинок насекомых, а сами насекомые заняли соответствующее место в космогонической мифологии. Непосредственное отношение к архетипу зародыша имеет, по моему мнению, и первоначальная иконография восточно-азиатского дракона. Наиболее ранние иньские варианты пиктограммы лун представляют собой схематическое изображение реалистично исполненных нефритовых скульптур личинок насекомых.  
 
Архетипический образ зародыша-души в виде насекомого глубоко архаичен. Наибольшее число связанных с ним сюжетов удалось выявить в культурах тунгусо-маньчжурского круга. Однако встречаются они и в других азиатских мифологиях. Отголоски этих представлений сохранены в памятниках древнейших письменных культур Азии. В мифологии народов Дальнего Востока, Сибири и сопредельных территорий Азии насекомые выступают героями сюжетов, связанных с миротворением, с появлением людей, животных. В шаманских рассказах они нередко являются помощниками шамана во время его путешествия между мирами, когда сам шаман или культурный герой превращается в насекомое, чтобы преодолеть путь на Небо. Представление о посмертном превращении души в насекомое отмечено в древнетюркской эпиграфике. Частой является идентификация кута с червём у алтайцев.
 
Следы этих представлений в этнографических культурах перекрыты более поздними наслоениями. В редчайших случаях удаётся фиксировать развёрнутые мифологические тексты, которые могут быть истолкованы в “энтомологическом” контексте. Ярким примером является опубликованный Н.В. Лукиной рассказ о появлении первых людей в составе мансийского мифа о сотворении мира. В нём в мифологизированной форме описывается ряд превращений насекомого, где можно выделить стадии яйца, личинки, куколки и имаго. (Мифы, предания .., 1980, 291-292). То же можно видеть в китайских легендах о происхождении шелкопряда. Насекомые нередко выступают и как зародыш-душа животных. Эти представления лежат в основе охотничьих обрядов эвенков, орочей и др.
 
Встречающееся в мифах жёсткое соотнесение разных видов насекомых и уровней мироздания, их положительная или вредоносная характеристика (Соколов, 198Cool, как представляется, являются стадиально более поздними в развитии архетипического образа, прежде всего связанного с идеей рождения и мифологического метаморфоза.
 
Различные виды “украшений” С-образной формы (в т.ч. и естественного происхождения - зубы, клыки или их имитации в составе археологических комплексов скифской эпохи), в большей или меньшей степени напоминающие эмбрион-личинку, обладают большой семантической ёмкостью. Решающее значение при попытках определения места таких предметов в древних ритуалах должен играть археологический контекст. Например, хуншаньские нефриты связаны с погребальной обрядностью, подвески типа магатама – устойчивый атрибут древнекорейских шаманских корон. Результаты, полученные при определении архетипической основы образцов мелкой пластики неолитического времени из районов южной части Маньчжурии открывают возможность подобного поиска при работе с другими археологическими коллекциями, что позволит умножить археологические свидетельства существования весьма архаичного культа насекомых в восточно-азиатской мифологии. Стоит впрочем заметить, что именно повсеместное распространение образа насекомого в мифологиях мира (от пигмеев в Африке до аборигенов Австралии) ставит его в ряд тех универсалий, что были названы К. Юнгом архетипами, а В. Тэрнером -- доминантными символами культуры, основным элементом мировоззрения, создающим благодаря своим плотным семантическим связям множество мифопорождающих ситуаций, которые в свою очередь давали человеку возможность объяснить, а значит и освоить окружающий мир.
 
 
Литература:
 
Алексеенко Е.А. Насекомые в мифологии кетов // Животные и растения в мифоритуальных системах. СПб., 1996.
 
Алкин С.В. Энтомологическая идентификация хуншаньских нефритов (постановка проблемы) // III годовая итоговая сессия Института археологии и этнографии СО РАН. Новосибирск, 1995.  
 
Алкин С.В. Семантика золотых силласких корон (подвески когок как воплощение идеи рождения) // Major Issues in History of Korean Culture. Proceedings of the 3d International Conference on Korean Studies. Moscow, 1997.
 
Мифы, предания, сказки хантов и манси. М., 1990.
 
Соколов М.Н. Насекомые// МНМ. М., - Т.2. -1988.
« Изменён в : апреля 10th, 2006, 11:20am пользователем: Saeri » Зарегистрирован

Есть такая профессия - Родину просвещать!
G.K.
досточтимый гость

**




Паладин с котом в мешке

307088668 307088668    
Просмотреть Профиль WWW

Пол: male
Сообщений: 76
Re: Архетип зародыша в азиатской мифологии.
« Ответить #1 В: февраля 8th, 2007, 12:21am »
Цитировать Цитировать Править Править

Кстати, это относится не только к энтомологическим примерамSmiley, некоторые азиатские мифологические персонажи вполне соответствуют этому архетипу, поскольку сами прошли через личиночную стадию.
Например, тибетский персонаж:
 
 
"Рулакье (тибет. ru-las-skye, «рождённый из рога»), в тибетской мифологии первый министр в перечне мудрых министров и благородных царей, культурный герой. Его родители: мать — вдова царя Тригумцэнпо, отец — горный бог Ярлхашампо. После гибели царя Тригумцэнпо царице приснился сон о Ярлхашампо, который в облике огромного белого яка взошёл на её ложе. Восемь месяцев спустя царица родила сгусток крови, спрятала его в рог дикого яка и обернула рог в одежды. Заглянув туда несколько дней спустя, она обнаружила маленького мальчика, которого назвали «мальчик Япджан, рождённый из рога».
 
Р. согнал с трона убийцу царя Тригумцэнпо и пригласил на царство сына царя «Птицу». Став министром, он одомашнил животных, научил тибетцев заготавливать сено впрок, с именем Р. связывают возникновение пашни, сбор урожая. По другим версиям, Р. обучил тибетцев плавить металлы (золото, серебро, медь, железо), обжигать древесный уголь, изобрёл плуг и ярмо (проделав отверстие в куске дерева), прорыл каналы и осушил землю, через непреодолимые реки построил мосты. По некоторым версиям, функции Р. приписываются другим мудрым министрам."
http://enc.mail.ru/article/1900042649
 
 
« Изменён в : февраля 8th, 2007, 12:22am пользователем: G.K. » Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить Ответить Уведомлять Уведомлять Послать Тему Послать Тему Печатать Печатать

« Предыдущая Тема | Следующая Тема »

Форум портала «Миф» » Powered by YaBB 1 Gold - SP1!
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.

Google
 

Подсайты и проекты Миф.Ру:
Epic.Mith.Ru
современное изучение эпоса
Arigato.Mith.Ru
Япония: древняя и современная культура
Caucas.Mith.Ru
наука, культура и природа Северного Кавказа
Museum.Mith.Ru
современная мистическая живопись
День в истории
иллюстрированная летопись культуры и истории

Портал "Миф"

Научная страница

Научная библиотека

Художественная библиотека

Сокровищница

"Между"

Творчество Альвдис

"После Пламени"

Форум

Ссылки

Каталоги


Общая мифология

Общий эпос

Славяне

Европа

Финны

Античность

Индия

Кавказ

Средиземноморье

Африка, Америка

Сибирь

Дальний Восток

Буддизм Тибета

Семья Рерихов

Искусство- ведение

Толкиен и толкиенисты

Русская литература

На стыке наук

История через географию


Зверики Пейзажи Чудеса природы Живопись fantasy Живопись космистов Летопись культуры Модерн Мир Толкиена Буддийское искусство Национальные культуры Кимоно Рукоделие Улыбнемся!
портал "Миф" (с) 2005-2014

Rambler's Top100 mith.ru